И.К Матвиенко, Страницы героической борьбы

СТРАНИЦЫ ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

Из Корсунь-Шевченковского до Квиток рукой подать - всего какой-то десяток километров. Село раскинулось в широких оврагах и цветущих садах. И когда весной или летом подымешься на самую высокую точку в селе, на которой возле дома великого украинского композитора-квитчанина К. Г. Стеценко стоит прекрасная двухэтажная школа, глаз не оторвешь. Вдали стрелами расходятся овеянные легендами Чумацкая дорога и шлях Наливайко. Сквозь тополя видно, как серебрится на солнце речка Листвин, а за полноводными, богатыми рыбой прудами широко раскинулись луга. Вокруг старые и молодые леса - владения местного колхоза: столетние дубы и бересты, сосны и березы. И какого только добра нет в садах! «Квитки - цветочки»-лучшего названия для такого живописного села и не придумаешь.

- Это правда,- соглашаются старые люди. Но тут же рассказывают:

- Был когда-то славный казак Квитка в Войске За­порожском, с нашим Богданом Хмельницким до самого Корсуня дошел, выметая врагов с родной земли. В од­ном из сражений попал он под клинки панов-ляхов. Не мог старик больше носить саблю, тяжела стала пика. Сдал Богдану оружие, обменялся с ним казацкими труб­ками и подался пахать землю. А за ним пришли сюда такие же, как и он, израненные казаки Масло, Паливода, Прудченко, Собченко, Кабаненко, Крикля... Так и воз­никли Квитки.

Много еще легенд сложено в селе. Рассказывают они и о подвигах квитчан в борьбе за землю и волю в до­революционные времена. 920 крестьянских дворов имели тогда всего 600 десятин, и к тому же худшей земли. А остальная была, как говорят в селе, чужая, не наша.

«Остальная» - это не много и не мало - тысячи самых урожайных десятин.

Жители Квиток не раз восставали против угнетате­лей - князей Лопухиных, панов Шляхетков и других местных землевладельцев, сжигали поместья. Повстан­цев ссылали на каторгу, бросали за решетку, убивали. На место отцов становились их сыновья и дочери. Они мужественно боролись под знаменами первой русской революции, показывали примеры исключительного ге­роизма в дни борьбы за победу Советской власти, храб­ро отстаивали ее завоевания.

Наш рассказ лишь о двух страницах из истории борь­бы трудящихся Квиток за свободу и счастье.

1917 год. Великий Октябрь сделал квитчан, как и всех трудящихся бывшей Российской империи, владельцами всех богатств земли, хозяевами своей судьбы. Но нацио­налистическая Центральная рада, поддержанная город­ской и сельской буржуазией, штыками солдат кайзеров­ской армии решила уничтожить Советскую власть и подавить революционное движение на Украине.

Трудящийся народ грудью встал на защиту завоева­ний своей революции. И среди отважных бойцов за власть Советов были квитчане. Они пополняли ряды повстан­цев, партизанских отрядов, полки Богунский, Боженко, Щорса.

В годы гражданской войны по инициативе партийной организации села в Квитках был создан партизанский отряд в составе 386 человек. Когда в 1918 году вспых­нуло известное Звенигородское восстание, квитчане ре­шили помочь повстанцам. Вооружившись вилами и то­порами, копьями и пиками, ружьями и дробовиками, при­прятанными ранее пулеметами, жители села вместе с бойцами отряда вступили в неравный бой со спешившими на подавление Звенигородского восстания войсками ок­купантов. Коммунист Иван Антонович Дацко, возглавив­ший вооруженное выступление крестьян, Иван Григорье­вич Кириченко, Тарас, Иван и Евтихий Паливоды, Иль­ченко, Бурковский и другие руководители повстанцев организовали круговую оборону Квиток. В кузницах ко­валось оружие. Квитки из конца в конец опоясались окопами. В соседние села отправились гонцы с зада­нием - поднимать людей на вооруженное выступление.

Все дороги, ведущие на Звенигородку, в центр вос­стания, были оседланы. В лесах устраивали завалы и за­сады. Кавалерийские отряды квитчан молниеносными ударами выводили из строя боевую технику и живую силу оккупантов, наносили удары по их тылам.

Но многочисленная, до зубов вооруженная вражеская сила черной тучей надвигалась на повстанцев. На них обрушился шквал огня пулеметов и орудий. Отступили под вражеским натиском квитчане. И вот в селе запы­лали хаты: офицеры кайзера «освещали» себе путь на Звенигородку. Каратели убивали и грабили, жестоко расправлялись со стариками и женщинами, молодежью и подростками, поднявшимися на борьбу за свою сво­боду и независимость.

А квитчане-конники тем временем поднимали на борьбу повстанцев в соседних селах. Земля горела под ногами у кайзеровцев.

Так было по всей Украине. И хотя борьба против регулярных войск оккупантов, националистической и бе­логвардейской контрреволюции была неравной, восстав­шие рабочие и крестьяне Украины под руководством большевиков, при братской помощи русского народа одержали победу, прогнали прочь за пределы нашей земли непрошенных «гостей».

И в Квитках началась новая жизнь. Крестьяне, как в большой праздник, выходили на поля делить и засевать земли, отобранные у бывших землевладельцев, осно­вывали комнезамы, партийные и комсомольские ячейки, открывали клубы и хаты-читальни, строили школы для детей, а вечерами сами учились выводить натруженными и непослушными руками: «Мы - не рабы. Рабы - не мы...»

Свободные граждане на свободной земле создали колхозы, выращивали обильные урожаи, на зеленых лу­гах выпасали тучные стада, радовались трудовым подви­гам пятисотенниц, механизаторов, доярок, с веселыми песнями провожали молодежь на стройки пятилеток, в институты и техникумы, на службу в армию и в военные училища.

Но чистое небо заволокли тучи войны, и морем раз­лилось горе людское. В Квитки ворвались фашисты. Село притихло. Но это была тишина перед бурей. Корсуньский «Комитет-103» и подпольная партийная органи­зация Селищанского сахарного завода послали в Квитки своих представителей-квитчан Павла Петровича Квит­ку, бывшего рабочего из Днепропетровска, и Григория

Григорьевича Кислого, шахтера из Донбасса. Они созда­ли из односельчан, возвратившихся домой после ране­ния, окружения и плена, боевую подпольную группу. В нее, в частности, входили коммунисты Василий Касьяненко, Архип Квитка, Алексей Прудченко, комсомольцы учителя Николай Паливода, Павел Семиволос, беспар­тийные рабочие и колхозники Макар Собченко, Архип Тищенко, Илья Хиженко, Конон Косенко, Леонид Савелко и другие.

Члены группы и ее актив распространяли листовки с сообщениями Советского Информбюро, призывали насе­ление саботировать распоряжения оккупантов и их при­служников, помогали молодежи избегать отправки на немецкую каторгу, с помощью своих людей запутывали учет хлеба, скота, сохраняя их для снабжения Советской Армии, семей воинов и партизан, собирали оружие и боеприпасы, готовили людей к борьбе с врагами.

И вот наступил 1944 год. Сомкнулось кольцо окруже­ния немецко-фашистских войск на полях будущей Кор­сунь-Шевченковской битвы. Несмотря на огромные по­тери враг отчаянно пытался прорвать фронт и выйти на­встречу своим танковым колоннам.

Наши войска огнем закрыли врагу дороги на Лысян­ку и Звенигородку, глубоко вклинились в его оборону на линии Квитки - Валява. Создалась реальная угроза оборонявшимся в районе Городища фашистским войс­кам. Их командование понимало, что единственное спа­сение - это прорваться из узлов сопротивления в Глушках, Петрушках и Валяве через Квитки на Селище и Ольшану.

Но это намерение разгадало советское командование, решившее как можно быстрее овладеть Квитками. В се­ло с боем первыми ворвались семнадцать разведчиков во главе с лейтенантом В. Г. Афанасьевым, а вслед за ними подразделения 180-й стрелковой дивизии. Короткое сражение, и гарнизон и отряд фашистской разведки оста­вили Квитки.

Однако полки 180-й дивизии, сражавшейся много дней без отдыха и пополнения, не могли не только продолжать наступление, но и удерживать оборону на широком фронте.

И наше командование приняло решение: собрать ми­тинг жителей села. Как по боевой тревоге, на централь­ную площадь собрались квитчане, в том числе подростки, женщины.

Участник митинга Василий Федорович Касьяненко вспоминает:

-  Я как раз спешил на площадь, когда услышал, как поседевший, крепко сбитый майор (позже я узнал, что это был заместитель командира полка по политчасти) обратился к людям:

«Товарищи, у нас достаточно техники и боеприпасов для того, чтоб нанести сокрушительное поражение врагу. Не занимать нашим бойцам и офицерам отваги и мастер­ства. Но наши ряды поредели. Обращаюсь к вам по по­ручению командования:

-  Кто готов в эту же минуту взять оружие и выйти на передовые позиции?»

Какое-то мгновение над площадью царила необычная тишина. И вдруг все толпой двинулись к столам, где бра­ли на учет добровольцев.

Здесь же, на площади, мы приняли присягу, получили оружие и боеприпасы. И когда возвращались селом, все с волнением читали призыв на красном полотнище: Все на защиту родного села! Не допустим фашис­тов в Квитки!

Сколько энтузиазма у каждого из нас вызвали и ми­тинг, на котором было видимо-невидимо народа, и оче­реди возле столов по мобилизации, и, наконец, этот пламенный призыв, выведенный еще неумелыми руками школьников: «Не допустим фашистов в Квитки!»

И каждый, взявший в руки оружие, дал клятву От­чизне:

-  Будем стоять насмерть!

С нами были и те, кому не досталось оружия,- наши отцы, братья, сестры и дети. Но и они нашли свое место в боевом строю.

Так в Квитках фронт и тыл в буквальном смысле сло­ва слились воедино, и поднялась сила, готовая любой це­ной стереть с лица земли коварного врага.

Простые, как правда, слова запечатлела о народном подвиге «История Великой Отечественной войны»: «Во время ликвидации окруженных гитлеровских дивизий со­ветским войскам помогало местное население. Жители освобожденных украинских сел ремонтировали дороги, строили оборонительные сооружения, доставляли бое­припасы. Способные носить оружие добровольно вступа­ли в ряды Советских Вооруженных Сил. Только в селе Квитки 500 человек влились в состав 180-й стрелковой дивизии, а около 600 женщин, стариков и подростков рыли окопы, подносили патроны, снаряды, выносили с по­ля боя раненых и оказывали им первую помощь. За храбрость и отвагу многие квитчане были награждены правительственными наградами» 13.

Первые числа февраля. По календарю - в разгаре зима. А над Квитками прошли весенние теплые дожди, сгустился седой туман. Сошли снега, размыли дороги, наполнили водами глубокие овраги. Не пройти, не про­ехать.

Но квитчане не могли сидеть в хатах. Над селом нависла угроза. На него с трех сторон надвигались гит­леровские войска, пытавшиеся во что бы то ни стало про­рваться старой дорогой на Ольшану и соединиться с иду­щими им на выручку группировками.

Квитчане не сомкнули глаз, не выпускали из рук ору­жия. Село опоясала семикилометровая дуга окопов и земляных укреплений. Квитчане расчищали до мерзлого слоя дороги - ждали артиллерию и танки. На плечах в мешках носили из тылов дивизии необычный и страш­ный груз - снаряды, мины, гранаты, пулеметные ленты, автоматные диски.

На огневые рубежи вместе с солдатами, сержантами и офицерами 180-й дивизии вышли все 500 взявших в ру­ки оружие квитчан.

Решено было послать разведку в село Валява, узнать, какие силы врага там сосредоточены.

В третий батальон пришел офицер из штаба.

-  Кто пойдет со мной в разведку?

- Мы готовы, товарищ младший лейтенант,- отве­тил командир автоматчиков.

- Прошу присоединить нас к солдатам,- обратился к офицерам квитчанин Александр Кабаненке. Ведь мы хорошо знаем местность, проведем кратчайшим путем.

-  Хорошо,- согласился офицер.

-  Со мной,- рассказывает А. К. Кабаненко,- были, если не изменяет память, Савелий Мащенко, Иван Мащенко, Нестор Думенко, Максим Думенко, Иван Пого­релый и Григорий Сахно.

Шли кустарниками, оврагами, пробирались через ого­роды и сады. У каждого наготове автомат, гранаты. Ок­купанты в темноте курили, время от времени выпускали в сторону Квиток короткие очереди трассирующих пуль. На передней линии мы насчитали не более двух десятков автоматчиков, несколько пулеметов.

Подразделение наших разведчиков заняло выгодный рубеж обороны, чтобы прикрыть тех, кому приказано бы­ло точно определить силы и расположение немецкого гарнизона в селе Валява.

Два бойца, квитчанин Коваленко и Афанасьев из Ра­китного, хорошо знавшие Валяву, незаметно пробрались в село, встретились с местными жителями, собрали цен­ные данные о враге и передали командованию.

К утру часть Валявы была освобождена. Но из Горо­дища и станции Цветково на помощь гитлеровцам подо­шло подкрепление. Мы снова отступили и заняли оборо­ну в Квитках. Накал сражения усиливался. Враг то и дело переходил в атаку на наши позиции. Но, встречен­ный огнем автоматов, пулеметов и орудий, он вынужден был откатываться назад. В последнем бою, которым ру­ководил комбат 86-го стрелкового полка майор Пота­пов, фашисты прибегли к психической атаке. Шли они из урочища Каменщина. Наши артиллеристы - квитчане Григорий Сахно, Иван Масло и Савелий Мащенко - пря­мой наводкой выпустили по шеренгам гитлеровских сол­дат более 100 снарядов. Стволы ПТР, автоматов и винто­вок были такие раскаленные, что к ним нельзя было прикоснуться. Вскоре подошли наши части, и Валява бы­ла полностью очищена от врага.

А на других участках квитчанской обороны продолжа­лись ожесточенные схватки. Ни днем, ни ночью не зати­хали бои на северо-западной окраине села, где гитлеров­цы наступали из Глушек, Петрушек и Туркенцов.

Иван Семененко, награжденный орденами Отечествен­ной войны I степени, Славы III степени и медалью «За отвагу», рассказывает:

- 1 февраля подразделения Советской Армии заняли оборону в районе между Туркенцами и Петрушками. Со мной в одном отделении были квитчане Иван Сахно и Григорий Шутенко. Было нелегко. Лежали под огнем пулеметов, вокруг рвались мины. Атаки отражали в боль­шинстве случаев в ближнем бою, когда фашисты прекра­щали огонь из минометов и орудий. Во время одной из атак Иван Мащенко, у которого кончились патроны, вы­скочил из окопа, взял винтовку за ствол и прикладом уложил на землю трех фашистов, но и сам погиб.

Демьян Жученко, Дмитрий Терещенко, Иван Шпунтенко, Антон Кривенко, Ефим Крикля, Николай Пахаренко, Семен Ненька, Сергей Рыбка и другие - всего более 100 квитчан - были в обороне на соседнем участке ме­жду Петрушками и стоявшей на северной окраине села так называемой «раззявиной» мельницей.

Ефим Крикля, член подпольной партийной организа­ции в Квитках, вспоминает о тех тяжелых днях:

- На высоте возле мельницы было нас двенадцать человек с двумя пулеметами. Целые сутки сражались против наступавшего врага. Он имел возможность посы­лать в атаку свежие силы, у нас же не было передышки. И когда открыла огонь его артиллерия, разбила мельни­цу и взяла нашу оборону в вилку, мы по приказу коман­дования отступили на высоту близ кладбища. Из двена­дцати нас осталось четверо. На место убитых и раненых пришло новое пополнение из квитчан. И еще сутки про­держались. Потом нас усилили отрядом автоматчиков, и оккупанты были выбиты с позиций на подступах к селу.

Враг, неся очень большие потери (у нас они также, к сожалению, были немалые), хотел любой ценой взять Квитки и вырваться из окружения. Пять суток подряд он вел непрерывный огонь по всей линии нашей обороны. Бывали дни, когда квитчане-солдаты отражали по две-три, а то и по шесть атак.

Однако самым трудным был день, когда превосходя­щим силам противника, поддержанным шквальным ог­нем орудий, минометов, танков и пулеметов, удалось прорвать оборону на Собковке - северо-западной окраи­не Квиток. Квитчане с большими потерями отступили на второй рубеж. Запылала Собковка. Началась расправа над жителями. П. С. Гриненко, не сдавшегося в плен, рас­стреляли на месте. Но палачам этого было мало. Они вырезали у него, уже мертвого, на лбу и щеках звезды. Колхозница А. 3. Семененко пыталась с семимесячным ребенком перейти в незахваченную часть села. Гитле­ровцы догнали ее, ребенка утопили, а Анну Зиньковну тяжело ранили. Ныне инвалид второй группы А. 3. Се­мененко работает в сельском Совете Квиток. Погибла от пули фашистов Федора Яковлевна Шевченко. Эта за­мечательная женщина на протяжении всех дней обороны готовила и носила бойцам в окопы еду...

Но как ни бесновались фашисты, продвинуться вперед им не удалось ни на шаг. Второй рубеж обороны Квиток превратился в несокрушимую крепость. Через некоторое время в село прибыли советские 39-й и 47-й гвардейские казачьи кавалерийские полки и подразделения стрелко­вой дивизии.

Бывший начальник штаба полка гвардии майор Д. И. Прудченко, уроженец Квиток, рассказывает, с ка­кой высокой ответственностью восприняли бойцы и офи­церы приказ командования оказать помощь защитникам села.

- Я,- вспоминает Дмитрий Иванович,- рассказал офицерам и политработникам о революционном прош­лом села, о большом вкладе защитников Квиток в борь­бу с кайзеровскими войсками в 1918 году и разъяснил, что сейчас в селе очень тяжелая обстановка. И они под­няли людей на решающий бой.

Командир нашей дивизии генерал-майор Герой Со­ветского Союза М. К. Путейко объявил всем солдатам и офицерам благодарность за организованно проведенные бои по освобождению Валявы и форсированный марш на Квитки. С подходом полков донских казаков и нашей ди­визии попытка прорыва немецко-фашистских войск из окружения потерпела полный провал. Через несколько дней войска 2-го Украинского фронта освободили Сели­ще, Глушки, Петрушки, Яблуновку, Стеблев. Остатки гит­леровских войск были зажаты в мешок в районе Комаровка - Шендеровка, где их ожидал бесславный конец.

Сколько мужества, храбрости и воинской доблести проявили квитчане в боях! Иван Викторович Масло был подносчиком снарядов. В критический момент сражения, когда погиб наводчик, он первый прибежал на огневую позицию и заменил его. Нажал на спуск, орудие выстре­лило, снаряд разорвался в гуще атакующих; добавили по ним огонька пулеметы, и вражеская лавина откати­лась назад.

У всех было хорошее настроение. Только Иван Вик­торович сидел бледный. Оказалось, что он впервые в сво­ей жизни стрелял из орудия. А потом научился вести огонь прямой наводкой и с первого выстрела подбил дви­гавшуюся на наши позиции по дороге на Петрушки само­ходную установку врага. Очевидцы-однополчане расска­зывают, что этот бесстрашный воин впоследствии, уже в Карпатах, гранатами забросал огневую позицию фа­шистов и открыл по ним огонь из их же орудия. В одном из жестоких боев Иван Масло погиб.

Находчивым и смелым воином проявил себя второй Масло, Михаил Павлович, работающий ныне на механи­ческом заводе в городе Корсунь-Шевченковский. В дни обороны Квиток он подбил танк, самоходное орудие, бро­нетранспортер, уничтожил немало живой силы врага.

- Только в одном сражении на окраине Собковки,- вспоминает участник обороны Квиток Степан Дмитриченко,- небольшой отряд полковой разведки из квитчан уни­чтожил 13 гитлеровских солдат, 86 обезоружил и взял в плен.

Боевые эпизоды... О них книги можно писать. А сколь­ко их осталось неизвестными!

Квитчане выступили против оккупантов с оружием в руках. У них были автоматы, пулеметы, орудия. Старым же солдатам Конону Кабаненко и Ивану Кириченко в оружии отказали. И они устроили на чердаках своих до­мов наблюдательные пункты полков. Аверкий Дацко и Григорий Прудченко ремонтировали военную технику. Татьяна Максименко и Прасковья Цион были повариха­ми, Наталья Михайленко и Мария Соломиенко устроили в своих домах санитарные пункты. Квитчанские врачи Дмитрий Петрович и Вера Павловна Сурмило работали в полевом госпитале... Долго можно рассказывать о под­вигах участников обороны.

За мужество и героизм, проявленные жителями села в период Великой Отечественной войны, за успехи, до­стигнутые в восстановлении и развитии колхозного про­изводства, и в связи с 25-летием Корсунь-Шевченковской битвы село Квитки награждено Почетной Грамотой Пре­зидиума Верховного Совета Украинской ССР.

Стоит на берегу речушки Листвин украинское село Квитки. Дружно и счастливо живут и работают в нем люди. Храбрые в бою, настойчивые в труде, пламенные советские патриоты.

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
Всилий Думенко
Posts: 1
Comment
Родина
Reply #1 on : Thu January 07, 2010, 21:57:01
С интересом прочёл про село Квитки, в котором в детском возрасте с 5 до 10 лет (1941-1946 гг)проживал. События прошедшей войны помню довольно хорошо.Упомянутые Думенко Нестор- это мой отец, а Думенко Максим- дядя.
Подполковник Советской армии в отставке
Василий Несторович Думенко. Г.Пермь. Россия.
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно