И.Г. Голубничий, Бессмертие героя

БЕССМЕРТИЕ ГЕРОЯ

В центре Стеблева, невдалеке от живописной Роси, над которой склонились в задумчивости кудрявые вер­бы, стоит небольшой одноэтажный домик. Здесь родил­ся и вырос известный украинский писатель Иван Се­менович Нечуй-Левицкий - автор «Мнколы Джери», «Кайдашевой семьи» и других талантливых произведений, вошедших в золотую сокровищницу украинской класси­ческой литературы.

Теперь в домике - музей. И его экспонаты рассказы­вают не только о писателе, но и об истории самого по­селка, тяжелом дореволюционном прошлом, так правди­во изображенном в произведениях Нечуя-Левицкого, о бурных годах революции и гражданской войны, о ге­роических свершениях советских людей в годы Великой Отечественной войны и их сегодняшних трудовых по­двигах.

В экспозиции, посвященной военным годам, привле­кает внимание портрет молодого человека в форме офицера Советской Армии. Одного взгляда достаточно, чтобы определить, что это сын солнечного Кавказа - очень уж характерно это открытое и мужественное ли­цо. Грузин - сын старой большевички Сусанны Рухадзе - родился в местечке Самтредиа До двадцати двух лет он знал об Украине только по учебникам, по расска­зам и прочитанной литературе. Но случилось так, что военная судьба привела его на землю украинскую.

Детство Вахтанга проходило так же, как и у других мальчиков и девочек небольшого грузинского поселка. Уходили в прошлое старые порядки и древние обычаи, уверенно пробивали себе дорогу новые взгляды, новые нормы морали, рожденные в пламени социалистической революции, с каждым годом создавались все лучшие условия для расцвета человеческой личности. Вахтанг вместе со своими сверстниками бегал в школу, преда­вался мальчишеским развлечениям, мечтал о будущем. Не было рядом отца, зато всегда и во всем ощущал под­держку и помощь матери - человека, закаленного еще в годы подпольной борьбы, умудренного большим жиз­ненным опытом.

Все складывалось как нельзя лучше. Вахтанг успешно закончил десятилетку, впереди у него была интересная и захватывающая профессия химика. В июне 1941 года юноша закончил третий курс Тбилисского университета. В это время на западных рубежах нашей Родины уже гремели первые выстрелы Великой Отечественной войны.

В сентябре-снова начались занятия. Университет жил в прежнем ритме. Шли лекции, раскрывались тайны хи­мических формул. Но мысли Вахтанга все чаще были там, на огненных меридианах. Сидеть на студенческой скамье, когда враги разоряют родную землю, безжа­лостно уничтожая плоды многолетнего человеческого труда, пытаются поработить народ, было выше его сил. И Вахтанг Чиковани добровольно пошел в армию, где закончил сокращенный курс военной Академии хими­ческой защиты. В 1942 году воевал под Ленинградом, а - позже на Украине.

Победа советских войск под Курском завершила ко­ренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Наша армия прочно удерживала в своих руках инициати­ву боевых действий. На широком фронте она разверну­ла мощное летнее наступление 1943 года. Советские вои­ны, преодолевая бешеное сопротивление гитлеровцев, неудержимо продвигались вперед. Началось освобожде­ние Левобережной Украины. Отступая под ударами Красной Армии, фашисты неистовствовали. Вокруг ды­мили пожарища. Взлетали в воздух уцелевшие заводы, электростанции и мосты, пулеметные и автоматные оче­реди гитлеровцев косили советских людей. Гитлеровские изверги не щадили даже детей.

«Мы зашли в одну избу,- писал Вахтанг в 1943 году матери из-под Хорола, - и, боже мой, какую страшную картину увидели там! В колыбели лежал убитый ребенок, а под ней на полу - лужа крови. Ты видишь, мамочка, какие они - фашисты. Мы должны уничтожить их всех, чтобы жили наши дети».

А в другом письме молодой воин так высказывает свою заветную мечту: «Я люблю жизнь, но было бы у меня и сто жизней, я бы все отдал за победу, за неза­висимость нашего народа».

С первых дней пребывания в армии Вахтанг служил, как говорят, по специальности. Его назначили начальни­ком химической службы полка. Но во время боя Вахтанг всегда рвался на передний край, туда, где было наибо­лее тяжело и наиболее опасно. Его отчаянная смелость поражала однополчан, а находчивость в сложной обста­новке вызывала уважение даже у бывалых воинов.

И еще была у него одна прекрасная черта: верность солдатской дружбе. Он всегда был готов без размышле­ний и колебаний прийти на помощь товарищам и в эти минуты забывал об опасности.

В двадцатых числах сентября воины 52-й армии, в со­став которой входил и 861-й стрелковый полк, где слу­жил Вахтанг Чиковани, подошли к Днепру в районе Чер­касс. Готовились к форсированию реки. В полку старший лейтенант Вахтанг близко сошелся с русским лейтенан­том Александром Анисимовым. В эти дни их особенно часто видели вместе.

Вместе решили и форсировать Днепр. Ночью на пло­тах и лодках бойцы полка, стараясь не шуметь, отплыли от берега. Вахтанг и Саша были в одной лодке. Вначале шли незамеченными. Потом гитлеровцы обнаружили пе­реправу и открыли яростный огонь. Взрывом снаряда лодку перевернуло. Одежда намокла, в сапоги набра­лась вода, на шее висел автомат, плыть было тяжело. Но когда Вахтанг узнал, что Саша ранен, сразу же бро­сился к нему. И, выбиваясь из сил, помог другу добрать­ся к правому берегу. В этот день по старинному грузин­скому обычаю они стали братьями.

В декабре 1943 года 861-й стрелковый полк сражался за освобождение Черкасс. Враг оказывал 'отчаянное со­противление. Каждое капитальное сооружение фашисты превратили в крепость. Засели они и в двухэтажном по­мещении бывшего Дворца пионеров, занимавшего клю­чевую позицию в обороне немцев. Не раз поднимались наши бойцы в атаку, чтобы прорваться к одной из глав­ных магистралей города (ныне Комсомольская улица), ,а потом на железнодорожный вокзал.

«Но каждый раз дом ощетинивался шквальным огнем. Атака захлебывалась. Падали солдаты.

- Ударим прямой наводкой! - принял решение ко­мандир батальона.

-  Подожди, может быть, обойдемся без артиллери­стов,- высказал мысль старший лейтенант Чиковани.- Жалко разрушать такое помещение. Оно для детей при­годится. Да и расчет перестреляют, пока выведешь на позицию орудие. Думаю, что дом можно взять целым.

Вахтанг изложил свой план. Командир помолчал, взвешивая его реальность, а потом спросил:

-  Бойцов много просишь?

-  Зачем много? Десятка полтора хватит. Чем мень­ше людей, тем меньше потерь, да и больше надежды, что нас не заметят.

-  Ну, что ж, старший лейтенант, попробуй... Ночью Чиковани с группой автоматчиков незаметно

проник во двор дома. Ворвались в помещение. Схватка была жестокая и короткая. Ни один гитлеровец не вышел оттуда живым. К утру путь к вокзалу был открыт, и вско­ре наши воины выбили врага из города.

После боя командир полка вызвал Вахтанга к себе.

-  Молодец, молодец.- И улыбнулся, увидев удив­ленный взгляд старшего лейтенанта.

-  Я в тебе не ошибся.

Через некоторое время 861-й полк принимал участие в Корсунь-Шевченковской битве. 16 февраля 1944 года его бойцы подошли к Стеблеву. Хотели взять поселок с ходу. Но враг открыл такой бешеный огонь, что при­шлось залечь.

Это был предпоследний день Корсунь-Шевченковской битвы. Зажатые в железное кольцо, гитлеровцы лихора­дочно искали хотя бы малейшую возможность спастись, прорвать окружение. По дороге через Стеблев они дви­гались на Шендеровку и Комаровку, чтобы потом лож­биной, протянувшейся на десятки километров, выйти на Лысянку, где стояла танковая армия генерала Хубе. В районе Шевдеровкн сосредоточилось много вражеских войск, Стеблев был важным рубежом, который прикры­вал тыл немецко-фашистских войск, готовившихся к про­рыву советского фронта.

Гитлеровцы занимали очень выгодную позицию. Они окопались на окраине поселка, на высоком и скалистом берегу Роси. И вся местность, по которой наступали со­ветские воины, была перед ними как на ладони. К тому же оттепель, продолжавшаяся несколько дней подряд, превратила в значительное препятствие и саму реку. Лед был уже ненадежен,

В первых рядах атакующих была группа солдат 4-й роты во главе с капитаном Вахтангом Чиковани. Эта ро­та входила в один из батальонов 861-го стрелкового полка.

Чиковани лежал рядом с бойцами, прижатыми огнем к земле, и думал над тем, как все ж таки выбить врага из поселка. Приподнялся на минутку. Оглянулся вокруг. Решение созрело внезапно. Прямо к Роси со стороны по­селка сбегал небольшой овраг.

А что, если попробовать незаметно пересечь реку- долиной как раз пополз туман,- вскочить в этот овраг,- а он, кажется, не простреливается,- броском добраться до окраины поселка и ударить обороняющимся во фланг? А, возможно, даже зайти в тыл?

И вот по цепи зашелестела команда:

- Лежать и ожидать сигнал к наступлению. Десять человек за мной!

Группа незаметно, ползком, оставила позиции. Огонь понемногу утихал. Гитлеровцы изредка постреливали. Наши бойцы также не проявляли особенной активности. Потянулись томительные минуты ожидания. Удастся ли командиру осуществить свой замысел или нет? А не за­метят ли группу немцы? Тогда ударят вражеские пуле­меты из-под церкви вдоль Роси, и пиши пропало.

А группа между тем собралась напротив оврага. К нему уже было рукой подать. Но эти десятки метров могли оказаться фатальными. От долгого ползания и ле­жания в холодном месиве мокрого снега и грязи одежда набухла, стала тяжелой и холодной. Но никто, конечно, не обращал на это внимания. Взгляды всех были при­кованы к оврагу.

Тихая команда. Быстро на лед, который потрескивал, но выдерживал людей. Буквально несколько секунд, и группа автоматчиков пересекла Рось. А еще через ка­кое-то мгновение тишину на окраине поселка нарушила стрельба, загремели взрывы гранат. Смельчаки во главе с Чиковани достигли цели, неожиданно ворвались в Стеб­лев. Это был сигнал к наступлению. Рота поднялась в атаку.

Враг оказывал отчаянное сопротивление. Часть фаши­стов развернулась против группы Чиковани, а основные силы продолжали вести бешеный огонь по боевым порядкам наступавшей через Рось роты. Вахтанг действо­вал бесстрашно и быстро.  Вся ненависть к врагу - к жестокому и коварному, напавшему на нашу мирную зем­лю, расстреливавшему грудных детей,- выливалась сей­час в меткие выстрелы. Одна за другой, как подкошен­ные, падали серо-зеленые фигуры. Капитан бросил взгляд в сторону церкви, откуда ударил пулемет, поливая свинцом ряды наступающих. Каждая секунда решала их судьбу. Вахтанг повернул на огонь и пополз. Через не­которое время между ним и церковью было уже несколь­ко десятков метров, но эти метры, наверное, были самы­ми длинными за всю войну. Взрыв гранаты заставил замолчать пулемет.

Сражение .было жестоким. Однако прорыв группы Вахтанга Чиковани сыграл решающую роль. Оборона гитлеровцев была смята. Над Стеблевом затрепетало красное знамя свободы. В бою уничтожены около 50 гит­леровцев, среди которых 11 нашли себе смерть в поедин­ке с капитаном Чиковани. 60 вражеских солдат попали в плен. Рота захватила до десятка пулеметов, много дру­гих трофеев. Поспешно отступая, фашисты даже не успе­ли уничтожить автомашины, девять из которых так и остались на улицах Стеблева с включенными двигате­лями.

Стеблевчане радостно встретили освободителей, сер­дечно приглашали их в избы обсохнуть, обогреться. Но командир принял решение продолжать наступление. И ро­та пошла дальше, преследуя выбитых из Стеблева гит­леровцев.

Успех 4-й роты помог соседям справа и слева, и ба­тальон 861-го полка продвинулся вперед, ускоряя дело разгрома окруженной вражеской группировки.

Дорога из Стеблева на Шендеровку была похожа на фантастическое кладбище. Разбитые танки, автомашины, бронетранспортеры, орудия, повозки, мертвые фашисты в серо-зеленых грязных шинелях, окоченевшие трупы лошадей...

Корсунь-Шевченковская битва подходила к своему закономерному финалу. Остатки вражеских дивизий же­стоко расплачивались за отказ капитулировать.

Командование полка высоко оценило действия 4-й роты, и в частности ее командира, в боях за Стеблев. За решительность и находчивость в этом сражении и прояв­ленную личную храбрость Вахтанг Чиковани был пред­ставлен к присвоению высокого звания Героя Советского Союза.

Материалы пошли по инстанциям, а двадцатичетырех­летний офицер шагал дальше тяжелыми дорогами вой­ны, где каждую минуту ожидали его новые испытания. И не довелось молодому коммунисту Вахтангу Чиковани встретить тот день, когда Родина золотыми буквами впи­сала в свою историю и его подвиг. Менее чем через две недели в селе Водяники Звенигородского района он был смертельно ранен осколком вражеской мины.

Село взяли, как говорят, с ходу, противник не оказал серьезного сопротивления. Бойцы разместились на от­дых, когда в хату к командиру вбежал наблюдатель:

-  Товарищ капитан, к селу приближается вражеская колонна, автомашин пятнадцать...

-  Следите внимательно, сейчас усилим заслон. Через некоторое время передовой отряд противника

нарвался на наш заслон. Завязалась перестрелка. Гитле­ровцы отступили, но там, дальше, уже разворачивалась в боевые порядки основная часть колонны. Открыли огонь вражеские минометы. Осколком одной из мин и был ранен капитан Чиковани.

Его, окровавленного и без сознания, занесли в дом к Демченко. Обмыли раны, перевязали. Двое суток две­надцатилетняя Марийка, ее мать и женщины-соседки не отходили от раненого офицера. Он бредил, говорил что-то по-грузински, звал Сашу, но так и не пришел в со­знание...

Похоронили его в центре села, возле школы.

Память о Вахтанге Чиковани, как и о других воинах, павших в боях за освобождение Черкасщины, навсегда останется в сердцах жителей области. Трудящиеся обла­стного центра установили на здании городского Дворца пионеров мемориальную доску, рассказывающую о под­виге сына солнечной Грузии при освобождении Черкасс. Именем героя названа одна из улиц города. В комнате боевой славы Черкасской средней школы № 4 собрано много материалов об отважном сыне грузинского народа. Рядом с портретом героя, довоенными фотографиями, рассказами о нем друзей юности можно увидеть письма матери Вахтанга, его боевых друзей.

Фотографии Чиковани и документы о его подвиге хра­нятся в музее истории Корсунь-Шевченковской битвы и, как уже говорилось, в мемориальном музее Нечуя-Левицкого в Стеблеве. Одна из улиц поселка также названа именем героя. Жители села  Водяники поддерживают тесные связи с семьей Чиковани, его имя носит лучшая пионерская дружина местной школы.

Помнится, однажды мать Вахтанга - Сусанна Рухадзе, его родная сестра - кандидат медицинских наук Лейла Чиковани и двоюродный брат - доктор физико-математических наук, профессор Московского государ­ственного университета имени Ломоносова Анри Рухадзе по приглашению хлеборобов колхоза имени Чиковани побывали в Водяниках. Гостей приветствовали все жи­тели села. В просторном клубе собрались сотни людей. Сердечные слова матери Вахтанга, его сестры Лейлы были проявлением большой дружбы советских людей, общей целью которых является мир, труд во имя свет­лого будущего - коммунизма. Именно за это и отдал свою жизнь Вахтанг Чиковани. О его последних минутах с болью рассказывала колхозница Мария Демченко, но­чами сидевшая вместе с другими жителями села возле умирающего героя. Украинские колхозники показывали гостям из Грузии новое село, хозяйство, рассказывали о своих достижениях.

Родные героя побывали также в других местах, свя­занных с Корсунь-Шевченковской битвой, посетили они и Стеблев. И не раз слезы глубокой благодарности на­полняли их глаза, когда видели они, с какой любовью чтут люди память об их Вахтанге.

«Времени не залечить раны и печаль матери, вызван­ные потерей любимого сына,- записала в книге почет­ных посетителей Водяницкой школы Сусанна Калистратовна Рухадзе.- Но я горжусь тем, что мой Вахтанг с честью выполнил свой долг перед Отчизной...

Ваше внимание и забота о памяти моего сына обод­ряют меня. Я воспринимаю это как яркое проявление нерушимой дружбы между украинским и грузинским на­родами, между всеми народами нашей Родины». Слова эти идут от самого сердца матери героя, подвиг которого будет жить в веках.

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
Чиковани Ирина
Posts: 1
Comment
Re: И.Г. Голубничий, Бессмертие героя
Reply #1 on : Thu May 02, 2013, 21:33:10
Вечная память Герою Советского Союза Чиковани Вахтангу,моему дяде.
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно