Людвик Свобода, генерал чехословацкой армии, бывший командующий 1-й Чехословацкой отдельной бригадой

ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ С СОВЕТСКИМИ ВОИНАМИ

Людвик Свобода, генерал чехословацкой армии, бывший командующий 1-й Чехословацкой отдельной бригадойВыделенная в резерв 40-й армии 1-я Чехословацкая бригада переместилась на юг и заняла рубеж на стыке между 38-й и 40-й армиями. В это время немецко-фа-шисткие войска при участии большого количества тан­ков, самоходных орудий и авиации пытались отбросить советские войска на северо-запад. Несмотря на очевид­ный крах так называемого «восточного вала», на Днепре, гитлеровское командование продолжало лелеять аван­тюристический план ликвидации плацдармов, захвачен­ных советскими войсками, и восстановления обороны на Днепре. Однако замыслы немецко-фашистского коман­дования, основанные на недооценке сил и возможностей советских войск и на переоценке своих сил, потерпели полный провал. Советские войска не только отразили удары врага, но и сами перешли в наступление. Мы про­двигались на юг, но вместе с тем это был путь на запад, ближе к родине. Позади осталась высота 208,4 и,разру­шенная, сожженная Белая Церковь.

5 января батальоны 1-й Чехословацкой бригады заня­ли позиции в районе Буденновки. Нашими соседями были: справа 155-я стрелковая дивизия 38-й армии, сле­ва- 240-я стрелковая дивизия 40-й армии. 20 января 1944 года бригада продвинулась дальше на юг, на линию Оситная, Клюки, Стадница, а спустя два дня - на линию

Ступки, Новоселки, Княжая Криница, западную часть села Ивахны.

В те дни мы уже официально произвели в офицеры из состава младшего командования бригады Рудольфа Ясиока, Яромира Гехта, Гала, Пилипчинца, Эриха Фальтера, Бульяка, Розенталя, Фантича, Бухгальдера, Русина, инженера Ковала и других.

Многие из них не имели среднего образования, но зато эти люди проявили свои способности под Соколо­вым, в Киеве, Руде и Белой Церкви. От нас уехал под­полковник Пржикрил, назначенный на должность коман­дира 2-й Чехословацкой парашютно-десантной бригады. Уехал также подполковник Кратки, не справившийся с обязанностями командира танкового батальона. На его место был назначен бывший начальник штаба этого ба­тальона подпоручик Владимир Янко, фактически руково­дивший им в боях за Киев и Белую Церковь. На ряд командных должностей были назначены чехословацкие офицеры, прибывшие в Советский Союз из Англии. На­ша встреча состоялась в Москве, откуда мы вместе вы­ехали в нашу часть.

17 января 1944 года бригада снова включилась в бое­вые действия. По приказу командира 50-го стрелкового корпуса нами была выделена специальная подвижная группа в составе танкового батальона, моторизованной роты, 2-х взводов автоматчиков, саперного взвода и батареи 76-миллиметровых орудий. Эта группа быстро вышла к реке Горный Тикич. Сосредоточив здесь значи­тельные силы, враг потеснил советские войска на север и овладел крупным населенным пунктом Острожаны, мостом через реку и небольшим плацдармом на ее се­верном берегу. Получив приказ, бригада через несколь­ко часов прибыла в район боевых действии и по указа­нию члена Военного совета 40-й армии генерал-майора Кулика заняла оборону на рубеже Бузовки, хутора Адамовского с задачей остановить продвижение врага в на­правлении на Зеленый Рог (на северо-восток от Острожан). Наша вторая задача состояла в том, чтобы не допустить врага на северный берег Горного Тикича и воспрепятствовать развитию его наступления в направ­лении на Бузовку и Жашков.

В такой обстановке развернулись бои к югу от Жашкова. Местность в этом районе, богатая на болота и озера, тянущиеся вдоль обоих берегов реки Горный

Тикич, в значительной степени затрудняла действия на­ших войск. Не легче стало и тогда, когда после несколь­ких дождевых дней снова резко похолодало, ртутный столбик термометра упал ниже нуля и мороз превратил болота в сверкающий камень.

Наши подразделения наступали на Острожаны через мост; впереди шли автоматчики Антонина Сохора. Враг яростно контратаковал. Чехословацкая бригада наступа­ла вместе с 42-й гвардейской, 74-й и 163-й стрелковыми дивизиями. В этом бою действия бригады обеспечивали шесть артиллерийских полков, полк и один дивизион ми­нометов («катюш») и зенитная артиллерия. Таким обра­зом, плотность артиллерии составляла 50 стволов на один километр фронта, то есть один ствол на 20 метров. В это число не входили гвардейские минометы, обыч­ные минометы и 45-миллиметровые орудия.

С севера автоматчики Сохора и саперы, поддержан­ные огнем стрелкового оружия 2-го батальона, начали пробираться к вражеским позициям. К этому времени части 42-й гвардейской дивизии уже подошли к восточ­ной окраине Острожан. Около 400 автоматчиков Сохора достигли моста, но продвинуться дальше из-за сильного огня противника им не удалось. Тогда в атаку подня­лись подразделения 2-го батальона. Использовав одно­временное наступление двух советских дивизий с юго-вос­тока и 87-го танкового полка с запада и юго-запада, рота подпоручика Квапила и два взвода роты подпору чика Рейхла атаковали врага на восточной окраине Острожан, отбросили его к церкви, и выйдя в 9.30 на за­падную окраину населенного пункта, завязали здесь ру­копашный бой. Фашисты оказывали отчаянное сопротив­ление. К ним на помощь подошли самоходные орудия и танки.

Положение было очень сложным.

В этом бою оборвалась прекрасная жизнь студента, поэта и бойца. Погиб смертью храбрых Франтишек Крал. Много раз возвращался он с поля боя, когда все были уверены, что он погиб. Но на этот раз он не вернулся. Геленка Петранкова сидела на медпункте угнетенная.

Однажды Крал уговаривал Геленку взять и сохранить его стихи.

- Ты лучше сохранишь их,- говорил Франтишек.- Мне же трудно сохранить стихи в постоянном движении, рекогносцировках и перестрелках. Потом возвратишь

ИХ, А если меня убыот, отдашь стихи сестре, ты ее зна­ешь. Пусть останется у нее память обо мне.

- Иди, прошу тебя. Что с тобой случится? Не валяй дурака! - отчитала его Геленка.

А ныне нет ни Франтишека Крала, ни его стихов. К тому месту, где он погиб, добраться было невозмож­но. Геленка вспомнила, как во время гражданской войны в Испании принесли раненого Франтишека в госпиталь, в котором она тогда работала. Вспомнила о тогдашних стихах, мечтах, о прекрасной романтической молодости студента Крала. Из романтического героя вырос созна­тельный боец, путь которого не мог не привести в Со­ветский Союз и на фронт. Он погиб как коммунист.

Где-то сзади, за медпунктом, прогремел залп «ка­тюш». Их снаряды полетели в ту сторону, где оборвалась жизнь Крала.

К вечеру в Острожанах бой разгорелся с новой си­лой. Несколько раз поднимался в атаку второй батальон, пытаясь преодолеть сопротивление врага, но существен­но изменить положение не смог. Враг пытался пробиться к Жашкову. 21 января 1944 года, сосредоточив три тан­ковые и одну пехотную дивизию в районе к юго-востоку от Острожан, враг нанес контрудар, но успеха не имел. Советские части и наша бригада отразили его.

Вечером 22 января к нам в бригаду приехали товари­щи Знедек Фирлингер и Властимир Борек. С ними при­были генералы Кратохвил и Гасал, начальник военной канцелярии президента республики. В тесной затемнен­ной избе, где разместился штаб, он вручил от имени пре­зидента награды воинам Чехословацкой бригады.

Не успели гости уехать, как в 23.00 по согласованию с командующим 40-й армией был сделан. артиллерий­ский налет на врага, который готовился к новой контр­атаке. Можно смело сказать, что такого удара в этом районе противник не ожидал. Даже в официальных со­общениях того времени говорилось, что здесь до полу­ночи царил кромешный ад. Острожаны горели. Уцелев­шие фашисты пытались вырваться из пламени. После полуночи гитлеровцы начали новую контратаку. Эти контратаки дорого им обошлись: около 70 уничтоженных танков и много убитых и раненых.

Тяжелые бои продолжались. Бывали дни, когда нас атаковали 240 бомбардировщиков и штурмовиков одновремено. Многие наши  воины были  ранены,  часть противотанковых средств уничтожена, но и мы сбили не­мало самолетов.

Так продожалось вплоть до конца января, когда, неся тяжелые потери, гитлеровцы, наконец, отказались от попыток прорваться к Жашкову и направили свой удар к северу от Умани на Оратов. Тогда они еще не предполагали, какой разгром ожидает их в районе Корсунь-Шевченковского.

26 января по приказу командующего 40-й армии ге­нерала Жмаченко бригада заняла позицию на рубеже Оратов - Юрковцы. Снова, как и год тому назад, когда мы впервые шли на фронт, мороз ослабел и повеяло весной.

В то время началась известная Корсунь-Шевченковская наступательная операция, участниками которой нам довелось быть. Войска 2-го Украинского фронта, насту­павшие с юга, наносили удар из района севернее Киро­вограда в направлении Шполы, Звенигородки. А из се­вера, из района юго-восточнее Белой Церкви, также в направлении Звенигородки, Шполы наступали войска 1-го Украинского фронта. После того как кольцо зам­кнулось, советское командование предложило врагу пре­кратить напрасное сопротивление, но фашистские гене­ралы не согласились. Стало известно, что Гитлер катего­рически запретил им капитулировать. Они подчинились приказу своего фюрера, и это стоило им жизни. За вре­мя с 3-го по 17 февраля советские войска полностью ликвидировали окруженную группировку врага.

Завершив Корсунь-Шевченковскую операцию, войска 1-го Украинского фронта продвинулись глубоко на тер­риторию Западной Украины и освободили города Ровно и Луцк.

Наступил момент для осуществления нашего замыс­ла, о чем я вел переговоры в декабре 1943 года в Моск­ве. Тогда я послал Советскому правительству телеграм­му, в которой просил, чтобы в связи с освобождением Луцка, Ровно, Здолбунова и других городов 1-ю Чехо­словацкую бригаду по военно-политическим соображе­ниям направили в эти города и чтобы нам было разре­шено сделать набор, а при необходимости и объявить мобилизацию волынских чехов.

Советское Верховное Главнокомандование и прави­тельство СССР удовлетворили нашу просьбу.

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно