Т.Ф. Воронцов, генерал-майор, бывший начальник разведки 4-й гвардейской армии

ГЕРОИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА ВОЙНЫ

Т. Ф. Воронцов, генерал-майор, бывший начальник разведки 4-й гвардейской армииКольцо вокруг окруженных войск в районе Корсунь-Шевченковского стягивалось все туже и туже, но гитле­ровцы прилагали все усилия чтобы освободить свою группировку из железных клещей Красной Армии.

Завязались тяжелые и ожесточенные бои. Немецко-фашистское командование бросило в бой все, что имело. Несмотря на колоссальные потери, врагу удалось потес­нить войска 27-й армии и овладеть Шендеровкой. Теперь расстояние между окруженной группировкой и танко­выми дивизиями, вышедшими в район Лысянки, сократи­лось от 40 до 12 километров. Обстановка приобрела край­не критический и тревожный характер.

По указанию Ставки, командование 1-го и 2-го Укра­инских фронтов предприняло срочные и энергичные меры. На рубеж Гнилого Тикича были подтянуты 5-й гвардейский кавалерийский и 29-й танковый корпусы, а также 2-й корпус 4-й гвардейской армии, которая к тому времени вышла на рубеж Мирополье - Глушки.

Перегруппировка войск нашей 4-й армии происходи­ла в сложных условиях. Нужно было в течение дня совер­шить 40-километровый марш по тяжелым полевым доро­гам и занять новые рубежи обороны. Нередко матери­альную часть и боеприпасы приходилось переносить вручную. Так сделали, например, воины 466-го минометного полка, которые перенесли на руках всю технику на расстояние 25 километров.

Большую и неоценимую помощь оказывали нам мест­ные жители. Ежедневно в зоне боевых действий работа­ло над укреплением дорог и на строительстве мостов более тысячи мужчин и женщин из освобожденных на­ми от немецко-фашистских оккупантов сел и хуторов.

Во время наступления большую опасность для наших войск представляли минные поля противника. Саперы умело находили их и обезвреживали. За короткое время было снято около 10 тысяч вражеских мин. Воины научи­лись быстро устанавливать наши мины, особенно проти­вотанковые, там, где этого требовала обстановка. Тяже­лую работу выполняли саперы по прокладыванию дорог и восстановлению мостов.

Вскоре кольцо окружения врага сжалось до предела. Фашисты бросались из стороны в сторону, оставляя на произвол судьбы технику, вооружение, обозы и даже склады с боеприпасами. Освобождаясь от всего, что усложняло последнюю надежду на выход из окружения, немецко-фашистское командование не останавливалось ни перед чем, даже стало на путь уничтожения своих тяжелораненных солдат, о чем рассказывали многие пленные немецкой армии. «Котел» доживал последние дни.

Чтобы избежать кровопролития, советское командо­вание еще 8 февраля предъявило окруженным войскам ультиматум о капитуляции. Однако немецко-фашистское командование отклонило его.

В 4 часа утра 17 февраля вся масса окруженных войск обрушилась на 180-ю стрелковую дивизию 27-й армии, которая находилась севернее Комаровки, и пошла напро­лом.

Как потом стало известно, все гитлеровские войска перед прорывом были сведены в две колонны. Основой левой колонны были подразделения танковой дивизии СС «Викинг», мотобригады СС «Валония», 72-й и 112-й пехотных дивизий. В этой колонне на бронетранспорте­рах под прикрытием танков собрались все генералы и старшие офицеры.

Главную силу правой колонны составляли остатки 57-й и 167-й пехотных дивизий и других групп и подразде­лений. Тыловики шли в хвосте колонны. Основная по­лоса для прорыва шириной в 3-5 километров пролегала за пределами населенных пунктов. Справа она граничила с селами Хильки, Петровская Гута, Журжинцы, а сле­ва - с Комаровкой, Почалинцами. Колонны немецких войск были встречены шквальным огнем советских час­тей. Но фашисты, неся большие потери, рвались только вперед, на выход из окружения. Завязались рукопашные бои.

Преодолев два-три километра, окруженные фашисты столкнулись с бойцами 16-го гвардейского воздушно-десантного полка 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, только накануне занявшего оборону юго-вос­точнее Петровского. Гвардейцы полка встретили колон­ны противника мощной огневой завесой. Рассеченные колонны врага накрыли сильным огнем всех видов ору­жия воины 126-го гвардейского стрелкового полка 41-й дивизии, которые вышли на боевые позиции рядом. Противник, неся большие потери, бросился на юг. 4-ки­лометровый путь окруженной группировки уже был уст­лан тысячами убитых и раненых немецких солдат.

Приближался рассвет. Метель утихала. Вокруг шла стрельба. Боевые порядки обеих сторон переплелись на­столько, что трудно было разобраться, где свои, а где вражеские войска. Противник пользовался этим и рвался дальше на юг, в район Лысянки. В серой предрассветной мгле одна из немецких колонн численностью до четырех с половиной тысяч человек бросилась к оврагам между Почапинцами и Журжинцами, но и тут попала под огонь орудий и минометов.

Особенно отличился в этом бою 438-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк. Из-за плохой ви­димости авангарду фашистской колонны удалось поч'ти вплотную подойти к его огневым позициям. Все 11 ору­дий полка, которые расположились вдоль опушки, откры­ли шквальный огонь. Но это не остановило атакующих. Завязались рукопашные схватки на огневых позициях полка. Весь его личный состав, кроме 2-3 номеров ору­дийного расчета, продолжавшего вести интенсивный огонь из орудий, смело и решительно вступил в бой. Вра­жеская атака захлебнулась.

На позициях полка фашисты оставили много трупов. Часть гитлеровцев подняла вверх руки. Их взяли в плен. Противник был вынужден сменить направление прорыва.

Этой операцией умело руководил командир полка гвардии подполковник Новиков В. К. Будучи раненным, он не оставил поле боя и своим личным примером вдох­новлял солдат и офицеров полка на новые подвиги.

Командир орудия 6-й батареи гвардии старший сер­жант Харитонов А. Е. уже шесть лет носил армейскую шинель. Харитонов действовал особенно отважно, его расчет первым вступил в неравный бой. Бойцы молние­носно наводили орудие и били без промаха. На их счету более 100 вражеских солдат. Харитонов лично уничтожил 30 немцев, некоторые нашли свою смерть прямо возле орудия. За исключительное мужество и храбрость отваж­ным воинам - гвардии подполковнику Новикову В. К. и гвардии старшему сержанту Харитонову А. Е. было присвоено звание Героя Советского Союза. Полк унич­тожил два танка, одно орудие, много подвод и около тысячи солдат. 200 гитлеровцев сдались в плен.

По всему фронту слышалась канонада орудий и пуле­метная стрельба. Оставляя сотни и тысячи трупов на по­ле боя, расползаясь по оврагам и сдаваясь большими группами в плен, гитлеровцы все еще не теряли надежды пробиться в район Лысянки.

На северной околице Почапинцев вели бой курсанты учебного батальона 41-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием гвардии капитана Елистратова Я. С. Молодые воины, умело владея оружием, поливали ог­нем обезумевшие группы немецких солдат. Сотни вра­жеских трупов остались на снегу. 208 солдат и офицеров были взяты в плен.

В этой яростной схватке мужественно действовал курсант Сергиенко Н. Е. За плечами этого двадцатилет­него бойца не один день войны. Воспитанник комсомола, сибиряк, он умело отбивал одну немецкую атаку за дру­гой, используя последовательно 5 автоматов и 10 дисков, взятых у наших раненных бойцов. Там, где был Сергиен­ко, враг не прошел и оставил на поле боя 147 трупов. Своими смелыми и стремительными действиями Сергиен­ко заставил сдаться в плен более 30 вооруженных фа­шистов, среди которых оказалось два офицера. За этот подвиг он удостоен звания Героя Советского Союза.

...Непрерывный бой уже длился несколько часов. Боль­шие и маленькие группы врага, возникшие после рассе­чения колонн, разбежались в полосе глубиной до 15 ки­лометров от Почапинцев до Шендеровки. Ими уж ник­то не руководил, но у них был общий ориентир - выход в район Лысянки. Именно туда с отчаянием обреченных и бросились остатки разбитых войск.

Для уничтожения этих групп, которые рассредоточи­лись на большой территории, был привлечен 5-й гвар­дейский кавалерийский корпус и 62-я гвардейская стрел­ковая дивизия. На рассвете в районе Комаровки ударили казаки вместе с 5-й гвардейской воздушно-десантной ди­визией. Немного позже из Журжинцев в направлении Почапинцев нанесли удар части 18-го и 20-го танковых корпусов, а через Шендеровку на Хильки - части 29-го танкового корпуса. Враг большими группами стал подхо­дить к речке Гнилой Тикич. Но и здесь фашисты были встречены сильнейшим огнем. Три тысячи трупов осталось на небольшом «пятачке» около реки. Такой была распла­та за попытку выйти из окружения на этом участке фрон­та. Ликвидация отдельных разрозненных групп непри­ятеля продолжалась и 18 февраля.

Всем солдатам, которые пытались вырваться из же­лезных клещей Красной Армии, казалось, что с ними вместе идут, руководят и гибнут в боях командиры раз­ных полков и дивизий. Такой слух широко распростра­нялся не случайно, а по заранее разработанному плану. На самом же деле, как выяснилось позднее, генералы и старшие офицеры позорно покинули своих солдат еще в начале прорыва. На бронетранспортерах, под прикры­тием нескольких уцелевших танков, сразу как только удалось пробить небольшую брешь в первой полосе наших боевых порядков, они бросились на юг и еще до рассвета бежали в район Лысянки.

Захваченные в этот день немецкие пленные с ужасом рассказывали об обстановке, в которой они очутились по воле своих авантюристов-генералов. Один из пленных описал обстановку так: «Все дороги были забиты транс­портом, всюду был неимоверный беспорядок, все сли­лось в один общий поток. Все бежали и никто не знал, куда он бежит и зачем. На дорогах и обочинах валялись разбитая техника и много трупов немецких солдат».

Еще никогда не видела земля Украины такого гран­диозного побоища, как зимой 1944 года. Только 4-я гвар­дейская армия в боях с 24 января по 18 февраля унич­тожила около 28 тысяч и захватила в плен 8,5 тысячи немецких солдат и офицеров. Было также захвачено 331 орудие разного калибра, 2459 автомашин, 3842 лоша­ди, 170 вагонов и много другой техники и снаряжения.

Трудно и политически невыгодно было руководству немецкой армии признать факт нового окружения такой большой группировки войск. Поэтому ставка Гитлера торжественно встретила тех генералов и офицеров, ко­торые убежали и бросили на произвол судьбы своих солдат на поле боя. Их даже наградили. Это должно было убедить всех, что никакого уничтожения окружен­ной группировки под Корсунем не было, а генералы и офицеры будто бы вышли из окружения вместе с остат­ками своих полков и дивизий. Такую мысль, в частности, протаскивает в своих «воспоминаниях» «Утерянные по­беды» тот же - генерал-фельдмаршал Манштейн. Он до­шел даже до утверждения, что в окружение попало не 80, а всего 40 тысяч человек, причем 30 тысяч из них будто бы прорвались. Если так, то откуда же попало к нам только пленными более 18 тысяч человек? И тру­пами каких солдат был густо усеян весь корсунь-шевчен­ковский выступ? Просто бывший командующий группой армии «Юг» Манштейн хочет задним числом обелить свою собственную персону. Ведь это главным образом по его вине бесцельно были загублены тысячи и тысячи немецких солдат и офицеров под Корсунем.

Так завершилась грандиозная битва на правобереж­ных землях Украины, которую справедливо стали назы­вать «новым Сталинградом». Всему миру стало известно о новой великой победе Советских Вооруженных Сил. Войскам, которые завершили разгром окруженной груп­пировки, Ставка объявила благодарность. Среди этих войск была и наша 4-я гвардейская армия. За мужество, стойкость и героизм многие солдаты и офицеры армии были удостоены звания Героя Советского Союза, сотни награждены орденами и медалями Советского Союза.

Окружение и уничтожение большой группировки вра­жеских войск во время Корсунь-Шевченковской опера­ции имело огромное значение для всего дальнейшего хо­да боевых действий за освобождение Правобережной Украины. С ликвидацией корсунь-шевченковского высту­па сокращалась протяженность линии фронта, устанавли­валась локтевая связь между войсками, которые вели действия вдоль правого берега Днепра, устранялась угроза флангам 1-го и 2-го Украинских фронтов.

Ликвидация 80-тысячной группировки, хорошо осна­щенной оружием и техникой, значительно ослабила воз­можности немецко-фашистского командования на юго-за­падном направлении и еще больше подорвала дух не­мецкой армии. В этой операции Советская Армия еще раз показала свое мастерство, умение вести сложные операции по окружению и уничтожению больших враже­ских группировок. Несмотря на бездорожье, войска уме­ло и стремительно маневрировали. Советское военное искусство еще раз продемонстрировало свои большие преимущества.

В этой сложной боевой операции советские воины показали выдержку, стойкость, решительность, массовый героизм и непреклонную волю к победе. В частности, 4-я гвардейская армия обогатила свой боевой опыт од­новременным решением разнохарактерных задач на не­скольких направлениях. Это имело место, например, на рубеже Бурты - Шпола, когда наша армия наступала и оборонялась одновременно на фронте внутреннего и внешнего окружения противника.

Еще более характерным является пример из боевой деятельности армии в районе Комаровки, Журжинец, Почапинцев. Здесь, находясь между окруженной и удар­ной группировками врага под Лысянкой, Она вела оборо­нительные бои в направлениях на север, запад и юг на внутреннем и на внешнем фронте окружения врага, одно­временно своим правым крылом наступая на Шендеровку с целью ликвидации окруженных войск. Опыт Кор­сунь-Шевченковской битвы, одной из героических стра­ниц прошлой войны, был широко и умело использован в последующих боях с немецко-фашистскими войсками.

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно