15.09.1998 Зона особого внимания

Кризисная ситуация в стране больно ударила по всем регионам. Но особенно тяжелое положение сложилось в Калининградской области. Окруженная иностранными государствами, она почти на 80 процентов зависела от импортного продовольствия. Остановка зару ежного завоза опустошила прилавки и взвинтила цены. Впрочем, где они не поднялись? Однако кто-то пустил слух, будто в Калининградской области самочинно введен режим чрезвычайного положения. На самом деле речь можно вести лишь об оперативных и действительно неординарных мерах, предпринятых областной администрацией для решения экономических и социальных задач, но никак не о политической чрезвычайщине. Несмотря на сложность положения, область живет, а главное - работает.

Прибалтийская Аляска

Л.Горбенко на встрече с жителями г. Черняховска (Калининградская область), август 1998 годаУже на подлете к Калининграду в иллюминаторе разворачивается картина, совершенно нетипичная для "материковой" России. Аккуратно нарезанные сельхозугодья, красные черепичные крыши домов и шпили католических соборов живо отправляют память в историю края. Молчаливыми свидетелями огненных лет Великой Отечественной стоят еще сохранившиеся форты Кенигсберга, подземелья которых до сих пор хранят немало тайн.

Покидая в 1945 году Кенигсберг, каждый немец мог взять с собой 20 килограммов личных вещей. Вряд ли кто-то из них надеялся вернуться сюда. Но времена изменились. Сегодня немецкие туристы колесят по всей области. Только в 1997 году их побывало больше 30 тысяч. Большой популярностью среди них пользуются так называемые ностальгические туры. Выходцы из этих земель и их потомки приезжают к родным могилам, домам и усадьбам. И в этом, собственно, ничего плохого нет. Туристический бизнес приносит неплохие деньги. Но вместе с тем такая "тихая" экспансия с Запада вызывает определенное волнение среди калининградцев, которые переехали в этот прибалтийский край в послевоенные годы. Они успели пустить здесь корни и теперь боятся стать непрошеными гостями. Ведь совсем рядом, под боком, прибалтийские республики. В какое унизительное положение там поставили русских и другое "русскоязычное население" - в Калининградской области знают хорошо. Может, поэтому в разговорах многие задавали один и тот же вопрос: "А не откажется ли от нас Россия? "

Вопрос не праздный. "Ностальгические туры" выглядят безобидной забавой по сравнению с нет-нет да и проскакивающими заявлениями той же Литвы или Польши. В этих случаях руководство области придерживается самых твердых позиций. На одной из пресс-конференций литовский журналист спросил губернатора области Леонида Горбенко: "А не считаете ли вы, что Калининградская область - это малая Литва? " На что получил моментальный ответ: "Нет! Я считаю, что Литва - это малая Россия. Торговать и сотрудничать мы всегда готовы, но претензии оставьте при себе". Патриотическая позиция губернатора и его команды, конечно же, заслуживает самых добрых слов, а главное, поддержки из центра. Но вот как раз ее-то они, к сожалению, получают не всегда. К примеру, во время недавнего визита в область Борис Немцов, тогда еще первый вице-премьер, вдруг озвучил идею об объявлении международного тендера на право управлять Калининградской особой экономической зоной. Многих эта идея, мягко говоря, покоробила. И нет ничего удивительного, что после его посещения в местных средствах массовой информации определенные круги стали живо обсуждать возможный протекторат Германии - как форму экономического покровительства над краем. Заговорили и о том, что России в нынешних тяжелых условиях исходя из исторического аналога продажи Аляски и Алеутских островов придется вновь пойти на территориальные уступки - при этом имеется в виду Калининградская область.

Чего больше дает ОЭЗ: вреда или пользы?

Но без экономического иностранного присутствия области будет туго. Само геополитическое положение обязывает ее развивать торговлю и сотрудничество с ближними и дальними соседями. Судите сами: до Вильнюса каких-то 350 километров, до Варшавы - 400, до Берлина - 600, до Стокгольма - 650. При авьте к этому три незамерзающих порта, и станет понятно, почему с января 1996 года на территории области действует особая экономическая зона (ОЭЗ). По замыслу, она должна превратить минусы полуанклавного положения края в плюсы, дать толчок развитию преимуществ области. Четыре такие зоны действуют в соседней Литве, а в Польше вообще двенадцать.

Кстати, противников ОЭЗ было предостаточно. К примеру, они утверждали, что военно-морская база и ОЭЗ несовместимы. На это губернатор Леонид Горбенко отвечал просто: "А чем мы хуже Гибралтара, который является военно-морской базой и свободной экономической зоной? "

Сегодня ясно, что благодаря ОЭЗ удалось наполнить местный потребительский рынок. В какой-то степени стабилизировалась ситуация в промышленности. В первом квартале этого года индекс физического объема промышленного производства вырос на 7, 2 процента. Увеличились и денежные доходы населения. В прошлом году их рост составил 12, 3 процента. Тогда же в бюджеты всех уровней поступил 1921 миллион новых рублей, что превысило поступления за 1996 год на 22 процента. Это лишь некоторые цифры, показывающие эффективность работы в условиях ОЭЗ.

Но со временем стали проявляться и негативные стороны.

- У наших соседей с аналогичными зонами все ясно и понятно, - говорит Леонид Горбенко.

- Мы же такое накрутили в законе об ОЭЗ, что каждое ведомство считает вправе толковать его в своих интересах.

Отсюда, например, проблемы с таможней. Дошло до того, что я как-то в сердцах сказал: "Неизвестно, чего больше дает эта зона - вреда или пользы".

Из-за несовершенства нормативной базы область буквально завалили дешевым импортом. В заведомо невыгодном положении оказался местный производитель. Если завозимая продукция облагалась НДС только на торговую наценку, то своя - на всю стоимость товара. Чтобы компенсировать потери, отечественные производители вынуждены в стоимости товара учитывать и эту НДС.

Аналогичная ситуация и с акцизами. Иностранные товары, ввозимые в область для внутреннего потребления, полностью были освобождены от уплаты таможенного акциза. Для местных же внутренние акцизы никто не отменял. В результате превышение импорта над экспортом стало просто угрожающим. Если в 1995 году оно составило 189, 8 миллиона долларов, то в прошлом - 944, 9 миллиона! А если учесть, что в общем объеме реализуемых здесь продуктов питания доля ввозимых достигла 80 процентов, то можно понять, почему на повестку дня встал вопрос об утрате регионом продовольственной независимости.

- А сколько ненужного товара завезли, - продолжает губернатор. - Оказывается, в минувшем году к нам завезли сигарет аж 316 миллионов пачек! А у нас всего-то миллион населения, включая 212 тысяч пенсионеров, 206 тысяч учащихся и 34 тысячи детсадовцев... А зачем нам 50 миллионов литров импортного спирта и водочных изделий? Своего пойла хватает.

Поэтому по настоянию губернатора в марте были введены квоты на отдельные виды товаров. Касаются они в основном продовольствия. Шума, конечно, было много. Все-таки эта мера затронула интересы пяти с половиной тысяч человек, которые занимались завозом и реализацией. Но зато выиграл местный производитель.

И вот результат: во втором квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого рост производства мяса птицы составил 131 процент, пшенично-ржаной муки - 14, 8, куриных яиц - 9, 3, сливочного масла-13...

Чтобы не выбили из седла

Развитие собственного производства - одна из приоритетных задач областной администрации. Здесь губернатор и его команда готовы идти напролом.

Буквально накануне нашей встречи Леонид Горбенко вернулся из Чехии, где заключил договор о предоставлении области товарного кредита на сумму до 60 миллионов долларов.

- Нашей области надо около 400 тысяч свиного поголовья, - рассказывал губернатор, - а есть всего 40. На старых технологиях мы это дело не вытянем. Вот и решили модернизировать старые полуразрушенные свинарники, которые стояли ез окон и дверей. Но, как водится, нашлись их хозяева, запросившие ни много ни мало 500 тысяч долларов. Мы готовы были отдать им эти деньги, но с отсрочкой на несколько лет, через оборот. Они уперлись. А раз так, сидите на своих свинарниках, пока они не развалятся.

Поискали за рубежом и вышли на чехов. Договорились о предоставлении товарного кредита. Уже решили и вопрос с кормовой базой. А в ближайшее время откроем хладобойный цех на 25 тонн в сутки.

Точно так же взялись за тепличное хозяйство. Зачем возить овощи из Голландии или Израиля? Смонтировали теплицы. Теперь у нас круглый год будут свои помидоры и огурцы.

Реальным результатом такой политики областной администрации уже стал комплекс "Калинин градптицепром". Неподалеку от города на площади в 96 гектаров расположилось огромное "птичье" хозяйство. Еще в прошлом году мало кто мог поверить, что его можно поднять из разрухи. Но за дело взялся удачливый предприниматель Николай Талалаев.

- К тому времени у нас была торговая компания со своей сетью магазинов, - рассказывал он мне. - Попутно мы производили продукты питания, закупая сырье на стороне. Но чтобы развиваться дальше, нам необходим был замкнутый цикл - так повышается рентабельность. Вот тогда-то мы и о ратились в областную администрацию, где нам предложили заняться птицефабрикой.

Нельзя сказать, что новая команда пришла, увидела и победила. Первое время очень тяжело было. Они буквально дневали и ночевали на комплексе, но все-таки сдвинули его с мертвой точки. Помогла и администрация, выделив им часть денег из первого транша 30-миллионного инвестиционного кредита Дрезднер Банка.

- В принципе ничего сверхъестественного, - скромно говорит генеральный директор. - Поменяли 60 тысяч квадратных метров продырявленной крыши, сделали внутренний ремонт. Закупили в Германии новое обрудование.

Сегодня благодаря внедрению новых технологий фабрика, которая раньше производила три тысячи тонн мяса в год, способна выдать столько же за два месяца! знав об этом, чиновники из Москвы не поверили. Тогда Талалаев предложил им оплатить билеты в оба конца, чтобы они сами увидели это калининградское "чудо".

А ларчик просто открывался. У немцев напольное и клеточное оборудование применяется для выращивания яйценосных пород. Калининградцы решили перепрофилировать его под бройлеров. И вот результат: если раньше в одном зале выращивали 20-25 тысяч голов, то сейчас - 65 тысяч! А всего на фабрике полтора миллиона квохчущих обитателей. Каждую неделю двумя рейсами из Голландии привозят яйца.

Но одной птицей Талалаев не удовлетворился. Под свинарники, о поставках которых губернатор договорился в Чехии, на комплексе строится хладоубойный цех. Когда я там был, шли уже отделочные работы. Сделанный по последнему слову техники, он сможет обрабатывать до 80 хрюшек в час.

Но это уже не главное, о чем болит голова генерального директора. Сейчас все его помыслы направлены на завершение строительства комбикормового завода. В сентябре он должен вступить в строй.

- Его ввод позволит нам снизить себестоимость продукции на 17-20 процентов, - делился он своими планами. - Сейчас мы корма покупаем в Литве. Это невыгодно. Ежемесячно туда уходит около двух миллионов долларов! Кроме того, завозя комбикорма из-за границы, нам НДС к зачету не идет. А так мы будем покупать зерно у местных фермеров. Когда я принес эти расчеты губернатору, он сразу же сказал: "Какой разговор! Стройте, и как можно быстрее".

Сегодня продукцию "Калининградптицепрома" знают во многих регионах страны. Но у себя дома она не может конкурировать с теми же "ножками Буша", которые из-за отсутствия таможенных пошлин идут на прилавки по бросовым ценам. И хотя качество отечественной птицы значительно выше (содержание витамина Е в 10 раз больше, чем в американских курицах), 70 процентов продукции калининградцы вынуждены продавать за пределами области. Насколько это выгодно? При перевозке продукции, например в Москву, они теряют 17 центов на килограмме. Неудивительно, что Талалаев отчасти завидует своим коллегам из других регионов России, где нет свободной экономической зоны, и поддерживает введение квот на ввозимые товары.

"Калининградптицепром" - это то, что уже удалось сделать. А в планах губернатора еще строительство сахарного завода: "У нас свекла хорошо растет. Вот только сахарные заводы в Польше". Держит в уме и маргариновую фабрику. В маргарине 60 процентов растительного масла, а в области хорошо растет рапс, из которого его получают. В свое время эту культуру в регионе загубили на корню. В прошлом году Горбенко настоял, чтобы посеяли тысячу гектаров, в этом - 3600, на следующий планируют уже 6000. Если все пойдет как надо, постепенно доведут площадь посевов до 15 000. "Мы сейчас растительное масло продаем полякам и немцам. А сделаем маргариновый завод - и никто нас не сможет выбить из седла и с рынка не выгонит. Ведь вся Европа выжила на переработке", - делился своими замыслами губернатор.

Что сегодня ценится

Администрация области не случайно поддержала птицефабрику: был представлен разумный бизнес-план. Прошли те времена, когда раздавали кому попало гарантии и скудные бюджетные средства. Себе дороже вышло. Поэтому Горбенко и его команда проводят политику адресной помощи. Под конкретное дело и средств не жаль, но они должны работать, давать отдачу. И этого принципа придерживаются во всем.

Возьмем то же сельское хозяйство. Помогать селу надо, но как?

- Все наши сельхозпредприятия мы пытаемся объединить в одну цепочку, - рассказывает заместитель губернатора, председатель агропромышленного комитета Юрий Шалимов. - Это дает возможность скоординировать усилия по снабжению, сбыту продукции, выстраивать ценовую политику. В то же время упрощается бартерный обмен между хозяйствами. Но мы объединяем только те хозяйства, что крепко стоят на ногах. А таких у нас около 20. В прошлом году урожайность зерновых в них была в среднем три тонны с гектара. Именно им мы помогаем техникой, запчастями, горючим. Например, в рамках программы "Зерно" администрация уже выделила шесть с половиной миллионов рублей на приобретение техники. А зерновому кооперативу на те же нужды дали в кредит восемь с половиной миллионов ру лей.

Юрий Шалимов знает, что говорит. Он не из "асфальтных аграриев". Его губернатор присмотрел в бывшем совхозе "Лунинский". Там за какие-то шесть лет он и его товарищи полностью изменили жизнь поселка: практически у всех - машины, видеотехника. Стройцех и пилораму завели, хотя всюду они закрывались из-за нерентабельности. Есть там даже свой ресторан.

Но не буду рисовать идиллические картины. Село в Калининградской области хворает той же болезнью, что и во всей России. Да, есть крепкие хозяйства, но какой ценой достается им относительное благополучие! ..

Был я в одном из лучших фермерских хозяйств "Калина" Сергея Чечулина. Неимоверным трудом вместе с сыновьями создал его и вывел, выражаясь по-старому, в передовые. Помогла и помогает товарными кредитами областная администрация. Есть отличная немецкая техника, оборудованный хоздвор, полторы тысячи гектаров земли, на которой в урожайную страду работает до 20 человек. И все же...

- Чего уж скрывать, - с горечью говорил мне Сергей Чечулин, - в Литву и в Польшу нашу продукцию не пускают, потому что там власти свой рынок охраняют. У нас же открыли Россию для всех, не подумав о том, а стоило ли? Вот лишь маленький пример. Я держу профессионального бухгалтера - и все равно постоянно возникают проблемы. То по срокам накладки, то чиновники задним числом вводят новшества, а потом обвиняют в сокрытии дохода. Отсюда, естественно, санкции, штрафы, пени. От кого же я все скрывал, если честно предоставляю документы для проверки?

Сергей Чечулин может и хочет работать на земле. Два сына - его надежная опора. Хоть завтра семья могла бы освоить еще тысячу гектаров земли, но нет свободных денег. Нет возможности получить долгосрочный кредит. А кредит на один год крестьян не устраивает. Он годится только для того, чтобы весной купить горючее. А для серьезных вложений - построить ферму, купить поголовье, технику - нужны долгосрочные, которых вот уже три года нет. Администрация может поддержать только товарным кредитом: горючим, ядохимикатами, удобрениями. Вот и крутится селянин. Убрал урожай, продал, отдал денежки за кредит - и снова на нулях.

Так опять же - если бы еще не мешали. По весне, когда о посевной речи велись, ни один глава муниципального образования в том же Черняховском районе не поддержал фермеров. Пришлось губернатору буквально кулаком по столу стукнуть.

Да и на селе еще не все поняли, что "пахать" надо. Как сказал Юрий Шалимов, в деревнях расклад такой: примерно каждый пятый при любой власти удет работать. Столько же горлопанов, которые напрягаться не привыкли. Остальные - середина, которая может примкнуть и к тем, и к этим. Так вот сейчас борьба идет за них. Примкнут к первым - начнется нормальная жизнь. Примкнут ко вторым - ничего путного не будет.

- Неблагодарный это труд, - заключил на прощание фермер.

- Сейчас он никем не уважается. У меня порой возникает желание продать все и жить в городе. Мне лично что надо? Чтобы я нормально работал, производство мое давало нужную людям продукцию. Чтобы за нее платили деньги и эти деньги я мог снова вкладывать в свое производство, растить детей и что-то строить. Естественно, должна быть разумная финансовая политика. Чтобы я мог по такой же ставке, как в Польше или Германии, получить кредит, отдав в залог то, что у нас ценится. А у нас, к сожалению, сегодня ничего не ценится. Даже земля.

К вопросу о земле. Губернатор Калининградской области - сторонник продажи земли в частную собственность. Трижды он вносил проект закона о земле в областную Думу, и трижды местные законодатели его отклоняли.

- Я считаю, что земля у нас просто гуляет, - с жаром говорил он мне. - Ее где-то 500-600 тысяч гектаров. Она ничья. А с другой стороны, 95 процентов земли уже сегодня фактически отдано в частную собственность. Существует черный рынок. У нас в год заключается до пяти тысяч сделок по земле! Область теряет огромные деньги. Так почему бы нам не узаконить это?

Есть и еще один очень тонкий момент. Из-за нашего геополитического положения мы просто обязаны в соответствии со всеми международными нормами закрепить землю за хозяевами, чтобы они были защищены от любых неожиданностей...

Здесь в губернаторе говорит и хозяин, и политик. Он не понимает, почему бы не продать часть побережья тем же шведам. Пусть иностранцы построят отели, санатории, где могли бы отдыхать и россияне. Кому от этого будет хуже? Он понимает итальянцев, которые готовы построить в области сахарный завод. Но опять все упирается в проблему собственности. Инвесторы хотят обезопасить себя от наших политических неурядиц.

- Чего ждем? - разводит руками Леонид Горбенко. - Ни себе ни людям.

В былые годы Калининградскую область частенько называли нашим форпостом на Западе. Под завязку нашпигованная оружием, она была фактически закрыта для международного сотрудничества. Сегодня, как бы пытаясь наверстать упущенное, сюда хлынули иностранные инвесторы. Относительная - по сравнению со многими другими российскими регионами - социально-экономическая ста ильность делает область чрезвычайно привлекательной для зарубежных партнеров. 54 государства в той или иной степени инвестировали свои капиталы в экономику области. Кого здесь только нет - от экзотических Кайма-новых островов до США и Великобритании. На август общая сумма иностранных инвестиций в предприятия области превысила 208 миллионов рублей. Их наверняка было бы больше, если бы вся наша страна не слыла такой рискованной.
Александр ЦАРЕВ, Российская газета, Москва, 15.09.1998 Зона особого внимания

 

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно