Прения по делу о Дрезднер Банке

Выступления в прениях защиты
подсудимого Горбенко Леонида
Петровича - адвоката
Михальчика В.А.

Уважаемый Высокий Суд!
Уважаемые представители государственного обвинения!
Уважаемый представитель потерпевшего!
Уважаемые присутствующие!

Закончилось судебное следствие по неординарному уголовному делу. Его неординарность, то есть исключение из правил, заключается в том, что к уголовной ответственности привлечено высшее должностное лицо субъекта Федерации - глава администрации Калининградской области - губернатор.
В ходе судебного разбирательства сторона обвинения и представитель потерпевшего, с одной стороны, и сторона защиты, с другой стороны, предъявили суду доказательства, которые Вам, Ваша честь, при постановке приговора предстоит тщательно оценить, и вынести моему подзащитному свой вердикт - виновен или невиновен.
Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого Горбенко Леонида Петровича и обвинительного заключения по данному уголовному делу видно, что органы предварительного следствия и прокурор утвердивший обвинительное заключение обвиняют моего подзащитного в превышении должностных полномочий при отягчающих обстоятельств, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 2 УК РФ.
В судебном заседании представители государственного обвинения предъявленное подсудимому Горбенко Леониду Петровичу поддержали, считая предъявленное подсудимому обвинение доказанным.
Ваша честь!
Сторона защиты, как и сам подсудимый, считают, что предъявленные стороной обвинения доказательства не только не доказывают вину Горбенко Леонида Петровича в инкриминируемом ему преступлении, но со всей очевидностью показывают как несостоятельность самого обвинения, так и бесплодно потраченное прокуратурой Калининградской области время (целых 5 лет) и материальные ресурсы (не менее миллиона рублей налогоплательщиков) на расследование данного уголовного дела.
Ваша честь!
Я хорошо понимаю, что в настоящем судебном заседании участвуют участники процесса имеющие высшее юридическое образование и, следовательно, ни для кого не являются тайной вопросы теории и практики уголовного права, в том числе и правовая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 2 УК РФ (превышение должностных полномочий).
Но, тем не менее, с учетом позиции занятой стороной государственного обвинения, я, не в целях критики тех или иных утверждений государственного обвинения, а в целях демонстрации несостоятельности всей позиции государственного обвинения, должен напомнить противной стороне само понятие, сущность и содержание инкриминируемого Горбенко Леониду Петровичу преступления.
Проще говоря, я кратко напомню стороне обвинения - что с позиции науки уголовного права образует состав преступления, предусмотренного ст. 286 ч.2 УК РФ.
При этом, и здесь, в целях экономии времени, я остановлюсь на объективной и субъективной стороне данного вида преступления.
Во-первых, согласно Пленуму Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4, с изменениями от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти и служебных полномочий, халатности и должностном подлоге», рекомендации которого действуют и в настоящее время, указаны основные виды превышения должностных полномочий. Все они Пленумом Верховного суда объединены в три вида:
1. совершение должностным лицом действий, которые относятся к полномочиям другого должностного лица;
2. совершение должностным лицом действий, которые могли быть совершены им только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте;
3. совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.
При этом, в самой диспозиции ст. 286 УК РФ законодатель отметил, что противоправные действия должностного лица должны ЯВНО выходить за пределы его прав и полномочий.
Ваша честь!
В судебном заседании сторона защиты предъявила доказательства, которые полностью опровергают утверждение государственного обвинения в том, что мой подзащитный Горбенко Леонид Петрович, организуя в 1997 г. заключение Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк А Г» и подписывая 18 ноября 1997 г. от имени Калининградской области само Кредитное Соглашение на привлечение в область иностранных инвестиций, якобы превысил свои должностные полномочия.
Во-первых, к таким доказательствам мы несомненно относим приобщенные судом к материалам уголовного дела по ходатайству защиты извлечения из Устава (Основного Закона) Калининградской области, который был принят областной Думой 28.12. 1995 г.и действовал в день подписания Горбенко Л.П. Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк А Г» 18 ноября 1997 г.
Раздел IV Устава Калининградской области регламентирует правовое положение главы администрации (губернатора) Калининградской области, а статья 27 ч. 1 пункт «а» Устава наделяет Главу администрации (губернатора) Калининградской области следующими полномочиями:
....представляет Калининградскую область в отношениях с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и при осуществлении внешнеэкономических связей, при этом вправе подписывать договоры и соглашения от имени Калининградской области.
Следовательно, по состоянию на 18 ноября 1997 г. подсудимый Горбенко Леонид Петрович, как глава администрации (губернатор) Калининградской области, располагал всеми полномочиями представлять Калининградскую область в ее внешнеэкономических связях и подписывать от ее имени международные договоры и соглашения, в том числе и по привлечению иностранных инвестиций.
Следует отметить, что ни органы предварительного следствия в постановлении о привлечении подсудимого в качестве обвиняемого и обвинительном заключении, ни государственное обвинение в суде, о существовании такого правового акта как Устав (Основной закон) Калининградской области даже не упомянули, хотя именно этим правовым актом определены должностные полномочия подсудимого, как высшего должностного лица области.
Во-вторых, установив наличие полномочий, которыми подсудимый был наделен Уставом Калининградской области при осуществлении внешнеэкономических связей, и подписании договоров и соглашений от имени Калининградской области, сторона защиты ставила своей задачей установить наличие или отсутствие особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, исключительно при наличии которых подсудимый имел право 18 ноября 1997 г. подписать Кредитное Соглашение с «Дрезднер Банк А Г» на привлечение в область иностранных инвестиций в размере 30 000 000 долларов США.
2. 1. Для этого нам необходимо обратиться к Конституции Российской Федерации, которая является Основным законом российского государства, правовые нормы которой имеют прямое действие.
Анализ статей Конституции Российской Федерации свидетельствует о том, что в Конституции прямые запреты на самостоятельное заключение внешнеэкономических соглашений и договоров субъектов Российской Федерации с иностранными юридическими лицами или другими субъектами отсутствуют.
Такой запрет статьи Конституции налагают только на внешнеполитические соглашения и договоры субъекта Российской Федерации.
С другой стороны в Конституции Российской Федерации отсутствуют нормы, которые бы осуществление внешнеэкономических связей и подписание таких договоров и соглашений относили к совместной компетенции Российской Федерации и субъекта Российской Федерации.
2.2. Вторым нормативным актом, который нам необходимо исследовать с позиций наличия или отсутствия в нем особых обстоятельств, исключительно при наличии которых подсудимый имел право 18 ноября 1997 г. подписать Кредитное Соглашение с «Дрезднер Банк А Г» на привлечение в область иностранные инвестиции в размере 30 000 000 долларов США, является приведенный выше Устав (Основной закон) Калининградской области.
Следует отметить, что Устав Калининградской области прямых запретов или каких-либо условий для реализации главой администрации (губернатором) Калининградской области не предусматривает, за исключением того, что при подписании главой администрации (губернатором) сделки на сумму свыше 100 000 000 рублей требуется согласие (одобрение) областной Думы.
Поэтому, приняв решение о необходимости привлечения в область иностранных инвестиций «Дрезднер Банка А Г» в размере 30 000 000 долларов США подсудимый Горбенко Л.П., будучи главой администрации (губернатором) Калининградской области, предусмотрел механизм согласования (одобрения) такой сделки с представительным органов Калининградской области - областной Думой.
С этой целью, по настоянию подсудимого Горбенко Леонида Петровича и руководителей «Дрезднер Банка А Г», в окончательный текст Кредитного Соглашения была внесена статья 26, определяющая условия вступления подписанного Соглашения в законную силу.
Действительно, в томах 5, 67, 73, 98, уголовного дела и, соответственно, на листах дела 43 - 84, 57 - 93, 48 - 84, 79 - 115 имеется официальный, нотариально заверенный перевод Кредитного Соглашения на сумму в 30 000 000 долларов США, заключенного между Калининградской областью, действующей через администрацию Калининградской области в качестве «Заемщика», Региональным фондом развития Калининградской области в качестве «Фонда», «Дрезднер Банк АГ», выступающим в качестве «Организатора» и «Дрезднер Банк АГ», выступающим в качестве «Банка», подписанного сторонами 18 ноября 1997 г., в котором ст. 26 предусматривает предварительные условия, после наступления которых, данное Кредитное Соглашение вступает в законную силу и следовательно влечет юридические последствия.
В частности, указанная статья предусматривает следующее:
...Соглашение вступает в силу только с момента наступления следующих событий (в зависимости от того, которое наступит позднее):
...(а) даты на которую законным образом будут получены все необходимые (исключительно по мнению Банка и его юрисконсульта) одобрения Думы Калининградской области в отношении настоящего Соглашения, Заемщика, Фонда и всех относящихся к этому вопросов (по форме и существу устраивающие Банк и его юрисконсульта); и
(б) даты, на которую будет подписан и вступит в действие Дополнительный протокол (исключительно по мнению Банка и его юрисконсульта) от имени Банка, Заемщика и Фонда.
Следовательно, Ваша честь, сам факт подписания подсудимым Горбенко Леонидом Петровичем 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения, не повлек и не мог повлечь за собой последствий в виде получения областью кредита в оговоренной сторонами сумме.
Правовые последствия, подписанное подсудимым 18 ноября 1997 г. Кредитное Соглашение, повлекло исключительно после решения принятого по нему Калининградской областной Думой, которое состоялось 27 ноября того же года.
Ваша честь!
Выскажу крамольную мысль. Стороне защиты представляется, что почти за 9 лет действия Кредитного Соглашения, в том числе за пять лет расследования уголовного дела в отношении Горбенко Леонида Петровича, ни один из десятка следователей, приложивших руку к его расследованию, ни непосредственные их руководители и надзирающие за следствием - от начальника отдела до прокурора области, - ни высшие должностные лица Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, вплоть до бывшего Генерального прокурора Российской Федерации, неоднократно изучавшие уголовное дело в порядке надзора, не сочли нужным изучить содержание Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком А Г» и не обратили внимания на ст. 26, наличие которой полностью исключает какую-либо ответственность (не говоря об уголовной) моего подзащитного. Прямо отмечу - факт прискорбный, а в отношении подсудимого - трагичный.
Однако, Ваша честь, вернусь к анализу доказательств защиты.
О том, что подсудимый Горбенко Л.П. принял меры к согласованию и одобрению Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком А Г» свидетельствуют такие доказательства, как: письмо председателя постоянного комитета по бюджету, налогам и финансам Калининградской областной Думы А. Филатенко от 8 сентября 1997 г. по Кредитному Соглашению. (том 155 л.д. 79, 75 ; том 168 л.д. 114), а так же решение постоянного Комитета Калининградской областной Думы от 17 сентября 1997 г. с одобрением Кредитного Соглашения. (том 99 л.д. 167) и письмо главы администрации (губернатора) Калининградской области Л.П. Горбенко от 26 ноября 1997 г. в адрес Председателя Калининградской областной Думы Устюгова В.Н. с ходатайством о рассмотрении и одобрении Кредитного Соглашения. (том 5 л.д. 42).
Анализ приведенной выше переписки подсудимого с руководителями Калининградской областной Думы свидетельствует о том, что подписание 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения подсудимым, представителем РФРКО и «Дрезднер Банка» являлось первым этапом заключения сделки по привлечению инвестиций и по своей сути носило предварительный характер, которое при отсутствии одобрения его Высшим представительным органом Калининградской области - областной Думой, не могло повлечь юридических последствий.
О главенствующей роли, при заключении Кредитного Соглашения, свидетельствует решение Калининградской областной Думы № 529 от 20 ноября 1997 г. «Об информации о регистрации РФРКО», которым одобрено создание РФРКО (том 73 л.д. 159) и самое главное - это Решение Калининградской областной Думы № 549 от 27 ноября 1997 г. «О постановлении областной Думы «О кредитном соглашении между «Дрезднер Банком АГ» и администрацией Калининградской области». (том 5 л.д. 39), кроме того Постановление Калининградской областной Думы № 82 от 27 ноября 1997 г. «О Кредитном Соглашении между «Дрезднер Банком А Г» и Администрацией Калининградской области», которая в соответствии с ст. 26 «Кредитного Соглашения» постановила:
3.1. Одобрить кредитное соглашение, заключенное между «Дрезднер Банком АГ» г. Франкфурт - на - Майне, Германия, и Администрацией Калининградской области, представленное Губернатором Калининградской области Л.П. Горбенко, а также относящиеся к кредитному соглашению документы и согласиться с принятием Калининградской областью возникающих в связи с данным соглашением прав и обязанностей.
3.2 Одобрить Договор поручения, заключенный между Администрацией Калининградской области, представленный Губернатором Калининградской области Л.П. Горбенко, и Региональным фондом развития Калининградской области, по условиям которого Региональный фонд развития Калининградской области должен выступать в качестве представителя Калининградской области в части исполнения принятых на себя обязательств, вытекающих из упомянутого кредитного соглашения. (том 5 л.д. 82, 178; том 67 л.д. 94 - 95; том 73 л.д. 143). Также существенно Постановление Калининградской областной Думы № 83 от 27 ноября 1997 г. «О полномочиях и обязанностях Администрации Калининградской области по Кредитному Соглашению с «Дрезднер Банком А Г», которая в целях привлечения инвестиций в экономику Калининградской области постановила:
...Считать Администрацию Калининградской области уполномоченной и обязанной исполнить все обязательства, возникающие по Кредитному Соглашению, одобренному Постановлением областной Думы № 82 от 27 ноября 1997 г. В случае нарушения Региональным Фондом развития платежных обязательств в исполнении Кредитного Соглашении по его обязательствам по Договору поручения от 20 июня 1997 г. с правом использования средств бюджета для исполнения указанных обязательств. (том 5 л.д. 36 - 37, 177; том 67 л.д. 94 - 95; том 73 л.д. 144).
Особо важное доказательственное значение для защиты подсудимого перечисленные выше решения областной Думы приобретают с учетом Закона Калининградской области № 215, принятого Калининградской областной думой 21 декабря 2002 г. «Об отмене нормативных правовых актов Калининградской области» (том 188 л.д. 74).
Указанный Закон отменил, как не порождающие правовых последствий Постановление Калининградской областной Думы № 82 от 27 ноября 1997 г. «О Кредитном Соглашении между «Дрезднер Банком А Г» и Администрацией Калининградской области», и Постановление Калининградской областной Думы № 83 от 27 ноября 1997 г. «О полномочиях и обязанностях Администрации Калининградской области по Кредитному Соглашению с «Дрезднер Банком А Г».
Ваша честь!
Более абсурдного нормативного акта в виде областного Закона встретить боьше невозможно, так как всем нам известны общие принципы права - закон обратной силы не имеет, кроме норм уголовного права. Но, в данном случае, такой абсурдный Закон, наоборот, подчеркивает правовое значение Постановления Калининградской областной Думы № 82 от 27 ноября 1997 г. «О Кредитном Соглашении между «Дрезднер Банком А Г» и Администрацией Калининградской области», и Постановления Калининградской областной Думы № 83 от 27 ноября 1997 г. «О полномочиях и обязанностях Администрации Калининградской области по Кредитному Соглашению с «Дрезднер Банком А Г», после которых Кредитное Соглашение вступило в законную силу и повлекло за собой юридические последствия.
Подпись моего подзащитного Горбенко Леонида Петровича, на указанном Кредитном Соглашении, поставленная 18 ноября 1997 г., никаких юридических последствий по договору не влекла и не могла повлечь. Следовательно, в прямой причинно-следственной связи с получением областью кредита «Дрезднер Банка АГ» состоит решение Калининградской областной Думы об одобрении Кредитного Соглашения и принятии по этому поводу Постановления № 82 от 27 ноября 1997 г. «О Кредитном Соглашении между «Дрезднер Банком А Г» и Администрацией Калининградской области», и Постановления № 83 от 27 ноября 1997 г. «О полномочиях и обязанностях Администрации Калининградской области по Кредитному Соглашению с «Дрезднер Банком А Г»,
Ваша честь!
Приведенные выше стороной защиты документы - доказательства:
- статья 27 Устава (Основного закона) Калининградской области;
- статья 26 Кредитного Соглашения от 18 ноября 1997 г.;
- Постановление Калининградской областной Думы № 82 от 27 ноября 1997 г. «О Кредитном Соглашении между «Дрезднер Банком А Г» и Администрацией Калининградской области»;
- Постановление Калининградской областной Думы № 83 от 27 ноября 1997 г. «О полномочиях и обязанностях Администрации Калининградской области по Кредитному Соглашению с «Дрезднер Банком А Г», со всей очевидностью доказывают несостоятельность предъявленного моему подзащитному обвинения, так как сам факт подписания им 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения не выходил за рамки его должностных полномочий, при его подписании он выполнил все необходимые условия - получил согласие (одобрение) подписанного Соглашения Калининградской областной Думой.
Однако органами предварительного следствия и государственным обвинением подсудимому Горбенко Леониду Петровичу инкриминируется в вину то обстоятельство, что при подписании 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения он, действуя умышленно, якобы допустил нарушение Федерального Закона Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».
В частности, пункт 3 ст. 7 указанного Закона, который дословно предусматривает следующее:
«...В сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области внешнеторговой деятельности находятся:
... получение иностранных кредитов под гарантии бюджетных доходов субъектов Российской Федерации, их использование во внешнеторговой деятельности. Средства для предоставления гарантий в отношении иностранных кредитов предусматриваются отдельной строкой в бюджете субъекта Российской Федерации. Субъекты Российской Федерации, бюджеты которых дотируются из федерального бюджета, обязаны согласовывать величину кредита с Правительством Российской Федерации» (том 16 л.д. 229).
Ваша честь!
Действительно, такой Федеральный закон в отношении внешнеторговой деятельности субъектов Российской Федерации существует и его текст имеется в материалах уголовного дела (том 16 л.д. 224 - 242).
Однако смею утверждать, что действия подсудимого Горбенко Л.П. по привлечению в Калининградскую область иностранных инвестиций не регулировались и не регулируются указанным Федеральным законом.
Статья 2 Закона Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», на который ссылается обвинение, исчерпывающе определяет понятие внешнеторговой деятельности.
В частности, в свое понятие внешнеторговая деятельность включает в себя:
«... предпринимательская деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность)» (том 16 л.д. 225).
Как видно из содержания ст. 2 указанного Закона вопросы получения субъектами Российской Федерации иностранных инвестиций не имеют ничего общего с внешнеторговой деятельность субъектов Российской Федерации, так как такие вопросы регулируются другим Федеральным Законом - «Об иностранных инвестициях в РСФСР».
Следовательно, Ваша честь, инкриминирование государственным обвинением в вину моему подзащитному Горбенко Леониду Петровичу нарушение им пункта 3 статьи 7 Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», является несостоятельным.
Несостоятельность обвинения в этой части также подтверждается такими доказательствами, как:
- Письмом-ходатайством подсудимого Горбенко Леонида Петровича, как главы администрации (губернатора) Калининградской области, в адрес Центрального Банка Российской Федерации от 23 июня 1997 года с просьбой о выдаче лицензии на привлечение через Региональный фонд развития Калининградской области финансового кредита на сумму 30 000 000 долларов США (том 67 л.д. 179);
- Заключением исполняющего обязанности начальника Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов Российской Федерации по Калининградской области Е.И. Барсуковой № 35-02-16\2120 от 19 сентября 2001 г. в адрес Заместителя начальника Следственного комитета при МВД России, в котором на поставленный вопрос о нарушении администрацией Калининградской области Федерального закона № 157 «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» при заключении с «Дрезднер Банк АГ» кредитного соглашения, в котором говорится о невозможности подвести инвестиции под внешнюю торговлю.
«...Согласно ст. 2 «Понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» Федерального закона от 08.07.1997 года № 157 «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» внешнеторговая деятельность - это предпринимательская деятельность в области международного обмена товарами, работами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности.
Однако, согласно кредитному соглашению и лицензии ЦБ РФ № 12-41-0806\97 от 14.07.1997 года, выданной не администрации Калининградской области, а Региональному фонду развития Калининградской области на совершение капитальной операции (получение кредита), средства в иностранной валюте выдавались «Дрезднер Банк АГ» для финансирования инвестиционных программ Калининградской области - развития агропромышленного комплекса и строительства судов, что не попадает под определение внешнеторговой деятельности» (том 181 л.д. 105).
Данное заключение с выводами руководителя Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов Российской Федерации по Калининградской области Е.И. Барсуковой об отсутствии оснований к применению в отношении Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк АГ» п. 3 ст. 7 Федерального закона № 157 «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», следственными органами был оставлен без внимания, то есть другими доказательствами опровергнуто не было;
- Лицензией Центрального Банка РФ № 12-41-0806\97.Л от 14 июля 1997 г., согласно которой ЦБ РФ «...разрешает Администрации Калининградской области в лице Регионального фонда развития, действующего на основании договора поручения от 20 июня 1997 г., получить от «Дрезднер Банка АГ» (Германия) в соответствии с проектом Кредитного Соглашения от 28 мая 1997 г. средства в иностранной валюте в сумме 30 000 000 долларов США, для развития агропромышленного комплекса и строительства судов» (том 3 л.д. 17 - 18, 19 - 20; том 5 л.д. 105 - 106; том 67 л.д. 206 - 2070);
- Изменениями № 1 Центрального Банка РФ к лицензии ЦБ РФ № 12-41-0806\97.Л от 14 июля 1997 г. исх. № 12-3\13-3986 от 14 июля 1997 г., выданными 9 февраля 1998 г. на основании подписанного сторонами Письма-Соглашения от 6 февраля 1998 г. в отношении Кредитного Договора от 18 ноября 1997 г.
Указанными изменениями в лицензии ЦБ РФ установил для сторон по Кредитному Соглашению сумму займа в 10 000 000 долларов США, годовую процентную ставку равную 13,75 % и предельную дату погашения займа - 12 февраля 2003 г. (том 4 л.д. 13 - 14, 68 - 73; том 10 л.д.54 - 55; том 67 л.д.208 - 209);
- Изменениями № 2 Центрального Банка РФ к лицензии ЦБ РФ № 12-41-0806\97.Л, в связи с Соглашением об изменениях в Кредитном Договоре с «Дрезднер Банком АГ» от 22 февраля 1999 г. (том 4 л.д. 3).
- Справкой Главного управления ЦБ РФ по Калининградской области от 23 июня 1997 г. об отсутствии возражений в получении кредита (том 3 л.д. 166).
Указанные документы, как доказательства защиты, выданные Центральным Банком Российской Федерации, без представления и в отсутствие какого-либо письменного согласования размера кредита с Правительством Российской Федерации, прямо подтверждают отсутствие необходимости в таком согласовании. В противном случае Центральный Банк Российской Федерации никогда не выдал бы такую Лицензию на право получения кредита в валюте.
Следует также отметить, что Центральным банком РФ для выдачи Лицензии было истребовано множество различных документов (том 3 л .д. 21 - 166), но документа о согласовании величины Кредита с Правительством Российской Федерации ЦБ не потребовал, что также свидетельствует об отсутствии необходимости в согласовании величины кредита с Правительством РФ.
Ваша честь!
Вопрос о необходимости согласования величины кредита с Правительством Российской Федерации при подписании подсудимым 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения тщательно исследовался и в судебном заседании, при предъявлении сторонами своих доказательств.
Было установлено, что вопрос, применим ли в данном случае Закон Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» и требуется ли для привлечения иностранных инвестиций «Дрезднер Банка АГ» согласование величины кредита с Правительством Российской Федерации, рассматривался и изучался всеми должностными лицами, в том числе и подсудимым Горбенко Л.П., участвовавшим в подготовке документов для подписания 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения.
Это в судебном заседании подтвердили такие свидетели, как Каретный М.Д., Румянцев С.В., Евтушенко С.П., Кузяева Т.Н., Котельникова С.И. и др.
Однако все они, за исключением свидетеля Кузяевой Т.Н., показали суду, что, изучив Закон Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», пришли к единому мнению о том, что вышеназванный Закон в случае с заключением Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком АГ» не применим, так как в данном случае не имела место предпринимательская деятельность по международному обмену товарами, услугами, или интеллектуальной собственностью.
Именно такой вывод об отсутствии необходимости в согласовании величины кредита с Правительством РФ и был доложен подсудимому Горбенко Леониду Петровичу, который не являясь юристом должен был руководствоваться мнением своих специалистов.
Особо следует остановиться на показаниях свидетеля Кузяевой Т.Н., на которые сторона обвинения ссылается как на основное доказательство вины Горбенко Леонида Петровича, и которая показала в суде, что якобы перед подписанием Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк АГ» он заявил на коллегии администрации области, что согласие Правительства Российской федерации им получено.
Ваша честь!
Просил бы Вас к показаниям свидетеля Кузяевой Т.Н. относиться критически по следующим причинам.
Во-первых, ее показания в суде прямо противоречат документам за 1997 г. по этим же вопросам, подписанным указанным свидетелем, как заместителем Главы администрации (губернатора) Калининградской области, то есть Горбенко Л.П.
В частности, в материалах уголовного дела в томе 67 на л.д. 214-216 имеется письмо юридической фирмы «Клифорд Чанс» от 26 сентября 1997 г. в адрес губернатора Калининградской области с требующим обсуждения рядом вопросов по подготовке Кредитного Соглашения. В том числе представители фирмы «Клифорд Чанс» просят прокомментировать адвокатами Администрации Калининградской области следующие вопросы:
(7) ...Консультация Совета Адвокатов на предмет необходимости получения от федерального правительства дополнительных подтверждений (согласований) на проведение сделки.
(8) ...Формальное мнение вашего Совета Адвокатов Дрезднер Банку по поводу всех аспектов Российского законодательства по сделке вплоть до ее завершения.
Это же письмо фирмы «Клифорд Чанс» от 26 сентября 1997 г. на английском языке (том 67 л.д. 220 - 222).
По поручению главы администрации (губернатора) области Горбенко Л.П. ответ на письмо «Клифорд Чанс» от 26 сентября 1997 г. готовила Кузяева Т.Н., как руководитель Государственно-правового управления администрации области.
В томе 6 на л.д. 24 - 25 и томе 155 на л.д. 81 уголовного дела находится ответное письмо заместителя Главы Администрации - Полномочного представителя Администрации Калининградской области в Калининградской областной Думе Т.Н. Кузяевой в адрес руководителя фирмы «Клиффорд Чанс» от 2 октября 1997 г. (исх. № 3200 - 11\3) Саймона Моргана с ответами на поставленные вопросы в письме фирмы «Клифорд Чанс» от 26 сентября 1997 г.
В своем письме Кузяева Т.Н. дает разъяснение по пунктам 7 и 8 письма «Клифорд Чанс», следующим образом:
... По п. (2.7): обсуждаемый нами вопрос находится вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и, следовательно, в соответствии с. п. 4 ст. 76 Конституции РФ, дополнительных подтверждений от федерального правительства на проведение сделки не требуется;
... По п. (2.8): рассматриваемая сделка, вплоть до ее завершения полностью соответствует всем аспектам Российского законодательства.
Это же письмо Кузяевой Т.Н. на английском (том 155 л.д. 48 - 49).
Во-вторых, в томе 168 на л.д. 156 - 158 уголовного дела находится протокол допроса свидетеля Кузяевой Т.Н. от 12 февраля 2001 г., из показаний которой следует, что 8 октября 1997 г. она на запрос юридической фирмы «Артур Кокс», как и на запросы фирмы «Клиффорд Чанс» дала разъяснение, что «она (Кузяева) не считает, что данному кредитному соглашению необходимо какое-либо соглашение с правительством, кроме лицензии банка от 14 июля 1997 г.».
Ваша честь!
Возникает вопрос - когда свидетель Кузяева Т.Н. вещала правду: в октябре 1997 г. в своих письмах ответах «Дрезднер Банк АГ» и феврале 2001 г. на допросе у следователя или в настоящем судебном заседании в 2006 г.?
Мне представляется, что при всесторонней оценке вывод один - при наличии таких противоречий в достоверности показаний свидетеля Кузяевой Т.Н. данных в суде имеются сомнения, которые по закону могут трактоваться только в пользу подсудимого.
Между тем, Ваша честь, субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК Российской Федерации предусматривает наличие у виновного прямого умысла, то есть органы предварительного следствия, в соответствии с ч. 2 ст. 25 УК РФ, были обязаны доказать, что подсудимый Горбенко Л.П. при подписании им 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком А.Г.» осознавал о необходимости руководствоваться при этом требованиями пункта 3 статьи 7 Закона Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» и перед подписанием такого Соглашения получить согласие о величине кредита со стороны Правительства российской Федерации.
Как следует из приведенных мной доказательств, указанный Федеральный закон на привлечение в регион иностранных инвестиций не распространяется, также считал и подсудимый Горбенко Л.П. подписывая Кредитное Соглашение, и другие должностные лица причастные к оформлению документов на получение кредита, начиная с Центрального Банка РФ до заместителя управляющим Региональным фондом Румянцева.
Следует отметить, что после 18 ноября 1997 г., дня подписания Горбенко Л.П. Кредитного Соглашения появилось множество тех или иных правовых актов и заключений специалистов, которые также исключают регулирование Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком АГ» инкриминируемым подсудимому неисполнение Закона Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».
В частности, Калининградская областная Дума, принимая 27 ноября 1997 г. решение об одобрении Кредитного Соглашения и обязывающая администрацию Калининградской области выполнять его условия, располагая целым управлением специалистов-правоведов проводящих правовую экспертизу всех принимаемых Думой решений, так же не признала указанный Федеральный закон о внешнеторговой деятельности относящимся к регулированию вопросов касающихся заключения Кредитного Соглашения.
В томе 118 на л.д. 75 - 80 имеется исковое заявление прокурора Калининградской области в арбитражный суд о признании Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк АГ» недействительным по основаниям нарушения Закона Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», при его заключении.
Однако, в ходе судебного разбирательства настоящего уголовного дела по хоатайству стороны защиты к делу были приобщены решения арбитражного суда Калининградской области, определение 13-го апелляционного арбитражного суда и постановление кассационного суда Северо-Западного округа из которых следует, что исковые требования прокурора оставлены без рассмотрения, ввиду отсутствия оснований.
По ходатайству стороны защиты в ходе рассмотрения настоящего уголовного дела судом к материалам дела приобщены:
- Письмо Директора правового департамента Министерства финансов Российской Федерации С. Миронченко № 08-04-14\266 от 31 января 2006 г. «О представлении пояснений по арбитражному делу № А21-5758\2005.
Из указанного письма следует, что до вступления в силу Бюджетного кодекса Российской Федерации отношения по заимствованиям субъектами Российской Федерации иностранных кредитов регулировались нормами гражданского права - ст. 124, 807-821, 819-821 ГК РФ.
А с 1 января 2000 г. такие отношения по заимствованиям субъектами Российской Федерации, в том числе и внешним, регулируются нормами Бюджетного кодекса РФ - статьями 6, 8, 90, 99, 101, 102,107,111,113.
Следовательно, данное письмо четко разграничивает отношения в сфере внешнеторговой деятельности (регулируемой Законом Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности») и отношения по внешнему заимствованию денежных средств субъектом Российской Федерации.
- Заключение Директора правового департамента Министерства финансов Российской Федерации С. Миронченко № 05-01-03\159 от 21 июля 2003 г., представленное в Департамент управления государственным внутренним долгом Министерства финансов Российской Федерации по Кредитному Соглашению Администрации Калининградской области и «Дрезднер Банк АГ».
Из содержания указанного Заключения следует, что Закон Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» на внешние заимствования субъектов Российской Федерации не распространяется, так как до 1 января 2000 года указанные отношения регулировались только нормами гражданского законодательства, а с 1 января 2000 г. дополнительно нормами бюджетного права.
- Как доказательство имеющее немаловажное значение для ответа на вопрос - необходимо ли было согласование величины кредита с Правительством Российской Федерации, согласно Закону Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», имеют те факты, что Правительство Российской Федерации, будучи осведомленным о заключении такого Соглашения и поступлении в область валютных средств, никак претензий ни к области, ни лично к подсудимому Горбенко Л.П. не предъявило, считая это внутренним делом субъекта Федерации.
Более того, Ваша честь, в материалах уголовного дела в томе 5 на л.д. 96 - 98 имеются показания свидетеля Шарикова Владимира Николаевича, консультанта Департамента международного сотрудничества Правительства Российской Федерации, который будучи допрошенным на предварительном следствии, показал, что решения по письмам главы администрации (губернатора) Калининградской области о согласовании величины кредита Правительством не принимались в связи с отсутствием у Правительства процедуры принятия таких решений. По этой причине все обращения главы администрации (губернатора) Калининградской области без ответа отправлялись в архив.
И хотя в судебном заседании допросить Шарикова В.Н. в качестве свидетеля не представилось возможным, факт остается фактом - отказа в согласии на привлечение кредита «Дрезднер Банка АГ» от Правительства не поступило.
Данное обстоятельство лишний раз подтверждает отсутствие на 18 ноября 1997 г. специальных норм права, кроме гражданского законодательства, регулирующего правовые вопросы привлечения субъектами Российской Федерации иностранных кредитов в качестве инвестиций.
Особо остановлюсь на приобщенных судом к материалам уголовного дела, по ходатайству подсудимого, материалах Общероссийского совещания по привлечению иностранных инвестиций в экономику России, состоявшегося 14 ноября 1997 г. в г. Новгороде., то есть за 4 дня до подписания моим подзащитным Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком АГ».
На указанном совещании со вступительным и заключительным словом выступил Председатель Правительства РФ В.С. Черномырдин.
Основной доклад о государственной политике привлечения иностранных инвестиций в регионы российской Федерации сделал Заместитель Председателя Правительства - Министр экономики Российской Федерации Я.М. Уринсон.
По итогам Совещания были выработаны и приняты Рекомендации «О привлечении иностранных инвестиций в экономику России», в которых было отмечено, что привлечение и эффективное использование иностранных инвестиций является важным направлением инвестиционной политики государства и отмечена необходимость скорейшего принятия основополагающих законов в области инвестиционной деятельности, в том числе внесение изменений в закон «Об инвестиционной деятельности в РСФСР».
Именно принятые Совещанием «Рекомендации» убедили подсудимого в том, что действующее российское законодательство не регулирует вопросы получения иностранных инвестиций субъектами Российской Федерации и, в то же время, их привлечение является одним из важнейших направлений в экономической политике государства.
Законов, которые бы запрещали субъекту Российской Федерации на основании договора с иностранными банками привлекать в регион инвестиции, не имеется.
В связи, с этим, подписывая 17 ноября 1997 г. Кредитное Соглашение с «Дрезднер Банк АГ», подсудимый Горбенко Л.П. был уверен в том, что действует правомерно.
И наконец, Ваша честь, сторона защиты не может не остановиться и не высказать свою оценку тем письмам, которые были действительно подписаны им в адрес Первого заместителя Правительства Российской Федерации А.Б Чубайса и Председателя Правительства С.В. Кириенко.
Действительно, в материалах уголовного дела в томе 5 на л.д. 183 и томе 58 на л.д. 87 находится такое письмо в адрес Чубайса А.Б, отправленное подсудимым 20 ноября 1997 г. и в томе 5 на л.д. 4, 11 и томе 58 на л.д. 71 такое же письмо в адрес Кириенко С.В., отправленное подсудимым 14 мая 1998 г.
Государственное обвинение ссылается на указанные письма, как на основное доказательство вины подсудимого Горбенко Л.П., с чем никак нельзя согласиться.
Во-первых, органы предварительного следствия не удосужились выяснить обстоятельства, при которых подсудимый поставил свои подписи на указанных документах и отправил их в Правительство РФ, и, в частности, не был выяснен мотив их подписания и отправки.
Во-вторых, в судебном заседании сторона обвинения также оценивает данные документы без учета других доказательств исследованных в судебном заседании.
Между тем, в судебном заседании подсудимый Горбенко Леонид Петрович пояснил, при каких обстоятельствах им были подписаны и отправлены в Правительство указанные письма. В частности, в отношении своих писем-ходатайств в адрес Первого Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Чубайса А.Б. от 20 ноября 1997 г. и в адрес Председателя Правительства Российской Федерации Кириенко С.В. от 14 мая 1998 г., направленных уже после подписания Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк АГ», он пояснил, что на Совещании в Новгороде о предстоящем подписании Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банк АГ» он поставил в известность Председателя Правительства Российской Федерации В.С. Черномырдина, желая выяснить отношение Председателя Правительства РФ к предстоящему Соглашению.
В ответ Черномырдин В.С. одобрил его действия по привлечению в регион инвестиций, дословно сославшись, что в «казне денег нет», а на вопрос, нужно ли разрешение или согласование Правительства, - ответил, что действующее законодательство такой процедуры не предусматривает, это компетенция регионов. Но в известность его Первого Заместителя Чубайса А.Б. о получении областью инвестиций в размере 30 000 000 долларов США поставить нужно (смотрите письменное ходатайство подсудимого).
Поэтому, вернувшись в Калининград, Горбенко Леонид Петрович, исполняя указание Председателя Правительства Российской Федерации, распорядился подготовить такое письмо в адрес Чубайса А.Б. и поставил на нем свою подпись.
Именно таким мотивом подписания письма в адрес Чубайса А.Б. объясняется дата его подписания - 20 ноября 1997 г., то есть через два дня после подписания Кредимтного Соглашения с «Дрезднер Банком АГ».
Аналогичная мотивация имелась у моего подзащитного при подписании письма 14 мая 1998 г. в адрес нового Председателя Правительства Российской Федерации Кириенко С.В.
О том, что текст указанных писем в адрес Чубайса А.Б. и Кириенко С.В. готовился не Горбенко Леонидом Петровичем, а должностными лицами, занимавшимися подготовкой документов по Кредитному Соглашению, свидетельствуют черновики и различные проекты указанных писем от имени Горбенко Л.П. и Каретного М.Д., изъятые при обыске в юридическом отделе АКБ «Балтика» (том 58 л.д. 71-78, 82-85).
Хотелось бы также немного остановиться на статье 72 часть 1 пункт «о» Конституции Российской Федерации, на которую делает ссылку сторона обвинения, как на статью Конституции нарушенную подсудимым Горбенко Леонидом Петровичем.
Указанная статья и пункт «о» предусматривают следующее:
«В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:
... координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выполнение международных договоров Российской Федерации»
Однако, сторона обвинения, предъявляя Горбенко Леониду Петровичу обвинение, не раскрыла понятия «координации внешнеэкономических связей», предусмотренных указанной статьей Конституции Российской Федерации.
Между тем, Научный комментарий Конституции Российской Федерации под редакцией академика Б.Н. Топорнина (изданного в 1994 г. издательством «Юридическая литература» по заказу Администрации Президента Российской Федерации), трактуя положение пункта «о» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации, гласит:
«...При истолковании пункта «о» см. комментарии к пунктам «к» и «л» предыдущей статьи» (страница 368).
Пункт «к» статьи 71 Конституции Российской Федерации имеет отношение только к внешней политике России и ее участие в международных отношениях, следовательно, к внешнеэкономическим связям данный пункт отношения не имеет.
Пункт «л» статьи 71 Конституции Российской Федерации комментируется академиком Топорниным Б.Н. следующим образом:
«Пункт «л» отражает тот факт, что внешнеэкономические отношения имеют и Федерация в целом, и ее субъекты. Естественно, что такие отношения, когда в них выступает Федерация в целом, - предмет ведения каждого из них. С учетом последнего обстоятельства, как и в сфере внешнеэкономических отношений, на Федерацию возложена координация внешнеэкономических связей субъектов Федерации».
Следовательно, внешнеэкономическая деятельность субъекта Федерации и Федерального центра является самостоятельным предметом ведения каждого из них, а обязанность по координации внешнеэкономических связей возлагается на Федеральный центр. Императивного характера по отношению к субъекту Федерации ст. 72 Конституции Российской Федерации не имеет. Такое право представляется только Федеральному центру.
Таким образом, Ваша честь, представляется, что приведенные и проанализированные стороной защиты доказательства, со всей очевидностью опровергают утверждение государственного обвинения о том, что при подписании 18 ноября 1997 г. Кредитного Соглашения с «Дрезднер Банком АГ» о получении областью иностранных инвестиций мой подзащитный нарушил какой-либо Закон или подзаконный правовой акт, в том числе и инкриминируемый ему Закон Российской Федерации № 157 от 13 октября 1995 г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».
Следовательно, в действиях подсудимого Горбенко Леонида Петровича отсутствует субъективная сторона (прямой умысел на нарушение Федерального Закона) и такая часть объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, как превышение подсудимым своих должностных полномочий.
Однако, Ваша честь, подсудимому Горбенко Леониду Петровичу предъявлено обвинение, имеющее и иную сторону.
В частности, обязательным признаком объективной стороны такого должностного преступления, как превышение должностных полномочий, является наступление общественно-опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.
Указанные последствия не являются абстрактными, а в реальной жизни выражаются в виде причинения гражданам, организациям, обществу или государству реального материального ущерба; в виде упущенной выгоды, в виде причинения вреда гражданам в результате нарушения их конституционных прав и свобод; в виде подрыва авторитета власти путем создания помех и сбоев в ее нормальной работе и т. п. (Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 30 марта 1990 г., с изменениями от 10 февраля 2000 г.).
Как следует из мотивировочной части постановления следователя от 22 июля 2003 г. о привлечении Горбенко Л.П. в качестве обвиняемого (т. 188 л.д. 208 - 212) и обвинительного заключения, объективная сторона, в части наступивших вредных последствий совершенного им преступления, изложена обвинением следующим образом:
«...В результате вышеуказанных преступных действий Горбенко Л.П., выразившихся в превышении им своих служебных полномочий, в настоящее время Калининградская область как субъект Российской Федерации в лице администрации области, имеет задолженность в соответствии с кредитным соглашением с «Дрезднер Банком А.Г.» на общую сумму не менее 15.500.000 долларов США, ......, которая должна погашаться из средств областного бюджета и, в том числе, из средств, получаемых из федерального фонда финансовой поддержки регионов, что влечет за собой не предусмотренные расходы из областного и федерального бюджетов, кроме того, невыплата процентов и самого кредита способствовала снижению кредитного рейтинга Калининградской области перед иностранными инвесторами, что, в общем, повлекло за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства».
То есть, по версии органов предварительного следствия, существенным вредом, как следствием преступных действий Горбенко Л.П., явилось образование задолженности Калининградской области перед «Дрезднер Банком А.Г.» на сумму не менее 15.500.000 долларов США, которая должна погашаться из средств областного и Федерального бюджетов, а также снижение кредитного рейтинга Калининградской области перед иностранными инвесторами.
Эти два факта, по версии органов предварительного следствия, якобы повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.
Ваша честь, такой вывод органов предварительного следствия не соответствует фактической стороне данного уголовного дела и прямо противоречит материалам уголовного дела, исследованным судом.
В частности, само понятие «задолженность», используемое стороной обвинения, если она сложилась из фактически полученных должником материальных ценностей (обеспечена активами), с позиций теории уголовного права, не может рассматриваться как общественно-опасное последствие и существенное нарушение законных интересов общества и государства.
По крайней мере, в разъяснениях указанного выше Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 30 марта 1990 г., такое общественно-опасное последствие не указано.
Получение инвестиций и их рациональное использование в экономике региона всегда является благом для общества и государства, что подтверждается экономической политикой Российской Федерации с 1991 г., что было отмечено Всероссийским Совещанием 1997 года в Новгороде. Об этом было сказано выше.
Следовательно, сам факт образования задолженности Калининградской области (в том числе и в сумме «не менее 15.500.000 долларов США») после поступления в распоряжение области валютных средств, не может рассматриваться, как общественно-опасное последствие и существенное нарушение законных интересов общества и государства.
Поступление же валютных денежных средств на расчетный счет Регионального фонда развития Калининградской области от «Дрезднер Банка АГ» 12 февраля 1998 г. в сумме 9 960 000 долларов США подтвержден банковскими документами (том 10 л.д. 52 - 53; том 98 л.д. 26-31) и актами многочисленных документальных ревизий, проводимых Контрольно-ревизионным управлением Министерства финансов РФ по Калининградской области (том 180 л.д. 3 - 193; том 182 л.д. 136; том 184 л.д. 116 - 184).
Подтвержден факт вложения полученных инвестиций в экономику области, в частности финансирование оборотных средств ОАО «Калининградптицепром». Это:
- Договор финансирования № 5-ф от 30 марта 1998 г. между РФРКО и ОАО «Калининградптицепром» с графиком погашения 1 июля 1998 г. (том 135 л.д. 76 - 80);
- Договор финансирования № 6-ф от 9 апреля 1998 г. между РФРКО и ОАО «Калининградптицепром» с графиком погашения 1 июля 1998 г. с дополнениями № 1 от 9 февраля 1999 г. (том 135 л.д. 84 - 89);
- Договор финансирования № 7-ф от 25 апреля 1998 г. между РФРКО и ОАО «Калининградптицепром» с графиком погашения кредита (том 135 л.д. 90 - 94);
- Это также платежное поручение № 55 от 9 апреля 1998 г. о перечислении Региональным фондом развития в адрес ОАО «Калининградптицепром» 8 566 600 руб. по договору финансирования № 6-ф от 9 апреля 1998 г. через АКБ «Балтика» (том 8 л.д. 101);
- Платежное поручение № 44 от 31 марта 1998 г. о перечислении Региональным фондом развития в адрес ОАО «Калининградптицепром» 6 320 000 руб. по договору финансирования № 5-ф от 30 марта 1998 г. через АКБ «Балтика» (том 8 л.д. 102);
- Платежное поручение № 66 от 23 апреля 1998 г. о перечислении Региональным фондом развития в адрес ОАО «Балтик-Агро» 5 210 500 руб. по договору финансирования № 7-ф от 23 апреля 1998 г. через АКБ «Балтика» (том 8 л.д. 103).
Однако львиная доля инвестиций была вложена в приобретение современного технологического оборудования, строительство современных производств по выпуску мяса птицы и мясопродуктов.
Данный факт подтверждается такими доказательствами, как:
- Контракт № 159 - 1 - 98н от 27 марта 1998 г. между РФРКО и фирмой «ЕМФ Гмбх» (Германия) на поставку оборудования стоимостью 370 000 ДМ (т. 11 л. д. 40 - 43, 183 - 187) со спецификацией товара - компактный спиральный морозильный аппарат (т. 11 л. д. 40 - 43) и дополнением № 1 (т. 11 л. д. 121 - 125);
- Контракт № 160 - 1 - 98н от 14 марта 1998 г. между РФРКО и фирмой «ЕМФ Гмбх» (Германия) на поставку оборудования стоимостью 2 600 000 ДМ (т. 11 л. д. 60 - 66, 177 - 180) со спецификацией товара - линии по убою и разделке свиней (т. 11 л. д. 67) и дополнением № 1 (т. 11 л. д. 121 - 125);
- Контракт № 168 - 1 - 98н от 3 апреля 1998 г. между РФРКО и фирмой «ЕМФ Гмбх» (Германия) на поставку оборудования стоимостью 620 000 ДМ (т. 11 л. д. 77 - 81) со спецификацией товара - рефрижераторная установка (т. 11 л. д. 82 - 85, 183 - 187) и дополнением № 1 (т. 11 л. д. 121 - 125);
- Контракт № 169 - 1 - 98н между РФРКО и фирмой «ЕМФ Гмбх» (Германия) на поставку оборудования стоимостью 1 153 200 ДМ (т. 11 л. д. 102 - 106, 183 - 187) со спецификацией товара - линия по производству сосисок (т. 11 л. д. 107 - 110) и дополнениями № 1 (т. 11 л. д. 121 - 125) и № 2 (т. 11 л. д. 126 - 131);
- Контракт от 5 марта 1998 г. между РФРКО и фирмой «Авилла-Агро» (Германия) на поставку оборудования, со спецификацией товара - комбикормовый завод (т. 12 л. д. 116 - 149, т. 60 л. д. 1 - 180);
- Контракт № 200398 - 2 от 20 марта 1998 г. между РФРКО и фирмой «Биг-Дачман» (Германия) на поставку оборудования стоимостью 4 705 088 со спецификацией товара - клеточное оборудование для откорма бройлеров типа ЕВС-630 (т. 12 л. д. 150 - 182)
- и письмо Совета Директоров ОАО «Калининградптицепром» в областную Думу о полученном оборудовании на сумму 7 007 000 (семь миллионов семь тысяч) долларов США и денежных средств на сумму 3 285 000 долларов США (т. 11 л. д. 144 - 145).
Приобретенное на инвестиционные денежные средства оборудование было смонтировано в виде производственных цехов и самостоятельных заводов и прекрасно функционирует в настоящее время, обеспечивая продовольственную безопасность региона, обеспечивая область несколькими тысячами рабочих мест, а также теплом и социальной сферой, и в то же время, принося значительную прибыль.
Следует отметить, что мой подзащитный, имея многолетний опыт хозяйственной работы в целях предупреждения негативных ситуаций в экономическом развитии области и государства, создал механизм, при котором своевременный возврат кредита гарантировался.
Для создания условий гарантированного и своевременного возврата полученного у «Дрезднер Банка А.Г.» кредита, по решению Горбенко Л.П. 20 декабря 1998 г. Региональный Фонд развития Калининградской области (учредителем которого являлась администрация Калининградской области) и ОАО «Калининградптицепром» учредили Закрытое Акционерное общество «Балтптицепром» (том 92 л.д. 25, 27 - 50; том 94 л.д. 44).
В учрежденном акционерном обществе доля уставного капитала Регионального Фонда развития Калининградской области составляла 90%, а ОАО «Калининградптицепром» - 10% (том 94 л.д.40-43).
При этом, Региональный Фонд развития Калининградской области в качестве своей доли уставного капитала 29 декабря 1999 г. вошел в ЗАО «Балтптицепром» производственным оборудованием (т. 92 л.д. 183 - 192, 204; том 94 л.д. 28-31), приобретенным на кредитные денежные средства «Дрезднер Банка А.Г.» и смонтированным в виде цехов и производств для птицеводства и выпуска продуктов питания.
В дальнейшем, ЗАО «Балтптицепром», экономическую политику которого, как учредитель Регионального Фонда развития, определяла администрация Калининградской области (в том числе и Горбенко Л.П.), осуществлял свою производственную деятельность в сфере производства мяса птицы, часть прибыли от которого, а в конце 2000 г. она составляла более 1.000.000 долларов США в месяц, предназначалась для выплаты процентов по кредиту.
Созданная Горбенко Л.П. организационно-правовая схема по использованию приобретенного на кредитные средства производственного оборудования гарантировала возврат кредита в феврале 2003 г. и выплату текущих процентов, так как для администрации Калининградской области как учредителя Регионального Фонда развития всегда имелась возможность (в случае необходимости) продажи своей доли (с учетом рейтинга ее ликвидности) в уставном капитале ЗАО «Балтптицепром» и рассчитаться с «Дрезднер Банком А.Г.» по долгу за взятый кредит.
Ваша честь!
Созданный за счет полученного кредита комплекс предприятий по производству мяса птицы и других мясопродуктов ЗАО «Балтптицепром», по состоянию на декабрь 2000 года - то есть, на день прекращения моим подзащитным Горбенко Леонидом Петровичем полномочий главы администрации (губернатора) Калининградской области, на 90% (а промышленное и технологическое оборудование на 100%) являлось собственностью области и в первом квартале 2001 г. ежемесячно приносило чистую прибыль, в размере более 1 000 000 (одного миллиона) долларов США, что с лихвой обеспечивало возврат взятого кредита к февралю 2003 г.
В материалах уголовного дела - том 182 л.д. 5 - 46, имеется акт и инвентаризационная опись технологического оборудования на объектах ЗАО «Балтптицепром» по состоянию на октябрь 2001 года.
В инвентаризационной описи отмечено, что все приобретенное на кредитные валютные средства оборудование имеется в наличии в виде цехов и производств.
Следовательно, какая-либо причинно-следственная связь между действиями моего подзащитного по привлечению кредита «Дрезднер Банка АГ» и не возвратом кредита в сроки установленные условиями договора - 12 февраля 2003 г., отсутствует.
Решение об отказе от возврата кредита принималось без участия моего подзащитного, и совершенно другими должностными лицами области. Я бы сказал, что отказ от возврата кредита принимался помимо воли подсудимого Горбенко Леонида Петровича, а следовательно за неуплату долга области он нести ответственность не может.
Ваша честь, не дело защиты обвинять кого-то и в чем-то, для этого существуют органы прокуратуры, что входит в их должностные обязанности.
Однако, мне хотелось бы отметить то, что имеется в материалах уголовного дела и не обратить на это внимание любой порядочный человек не и имеет права.
Я о судьбе кредита после переизбрания моего подзащитного с должности главы администрации (губернатора) Калининградской области.
В томе 188 на л.д. 45-47 имеется решение арбитражного суда Калининградской области от 19 октября 2001 г. по иску губернатора Калининградской области Егорова к РФРКО и ЗАО «Балтптицепром» о признании за Калининградской областью права собственности на технологическое оборудование, находящееся в ЗАО «Балтптицепром» и истребовании его из незаконного владения, то есть во владение области.
В томе 188 на л.д. 48 имеется акт приема - передачи оборудования от ЗАО «Балтптицепром» на баланс Комитету по управлению областным имуществом Администрации Калининградской области, которая состоялась 8 февраля 2002 г.
Имеется также перечень передаваемого оборудования от ЗАО «Балтптицепром» Комитету по управлению областным имуществом Администрации Калининградской области (том 188 л.д. 49 - 60).
Ваша честь, следует отметить, что, как в исковом заявлении губернатора Егорова, так и в решении арбитражного суда, акте приема-передачи и перечне передаваемого на баланс Комитета по управлению областным имуществом Администрации Калининградской области, имеется скрытая ложь. Она заключается в том, что под формулировкой «оборудование» скрываются цеха, производственные линии, комбикормовый завод, с 2000 года выпускающие готовую продукцию, приносящие баснословную прибыль.
О том, что все проблемы с возвратом кредитом не в моем подзащитном Горбенко Леониде Петровиче, а в других должностных лицах, чего упорно не желают видеть наши прокуроры, свидетельствует документ, который находится в томе 188 на л.д. 62 - 65.
Это ревизионный документ Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов РФ по Калининградской области от 31 января 2003 г.
Следует отметить, что данная ревизия проводилась не по заданию следственных органов или прокуратуры, а в порядке плановой работы КРУ, проверялись отдельные вопросы в Комитете по управлению государственным имуществом Калининградской области за 2001 - 2002 г.г.
Так вот, Ваша честь, согласно указанному акту ревизии все поставленное на баланс Комитета по управлению государственным имуществом Калининградской области так называемое «оборудование», полученное от ЗАО «Балтптицепром», хотя в действительности это были и есть функционирующие цеха, производственные линии, комбикормовый завод, стоимостью 39 094 552 руб. обременялись арендой. «...Во исполнение распоряжения председателя Комитета ....№ 149-р от 8 февраля 2002 г. , Комитет... , в дальнейшем арендодатель, 08.02. 2002 г. заключил с ООО «ТПК Балтптицепром», договор аренды, согласно которому арендатор принимает во временное пользование имущество, балансовой стоимостью 23 192 000 руб.... срок аренды - с 8 февраля 2002 года до 8 февраля 2013 гола; ....ежемесячная арендная плата составляет в сумме 1 033,24 условных единиц, без НДС, ежегодная - 12 398, 97 условных единиц».
«...Начальник отдела управления государственной собственностью Боюн В.И., передал, а ООО «ТПК Балтптицепром», в лице и.о. генерального директора Ошуркова Ю.А., приняло вышеуказанное оборудование стоимостью 23 миллиона 192 тыс. рублей».
И далее - «... согласно письму первого заместителя председателя Комитета.....от 25 октября 2002 г. Комитет ... представил ООО «ТПК Балтптицепром» отсрочку по оплате арендной платы по договору аренды ... на период с 8 февраля 2002 г. по 20 января 2003 г.».
Ваша честь, не в этих ли приемах-передачах, аренде до 2113 года, символической арендной плате за уникальное производство, отсрочке арендной платы, передаче предприятия в аренду частной компании, кроется причина категорического отказа другой администрации области от возврата кредита?
Представляется, что именно в этом скрыта истина "истории с кредитом". При этом следует учесть, что с конца 2000 года, построенное на деньги кредита, предприятие эффективно работает, ежемесячно приносит прибыль в размере более миллиона долларов США. А куда девается эта прибыль? Так причем здесь Горбенко Леонид Петрович?
Какая причинно-следственная связь может существовать между действиями Горбенко Леонида Петровича по получению кредита и отказом от его возврата новой администрации.
Считаю, что приведенные стороной защиты доказательства полностью опровергают предъявленное Горбенко Леониду Петровичу обвинение и Вы, Ваша честь, просто обязаны вынести справедливый, оправдательный приговор.
По этой причине, решение об отказе от выплаты процентов по кредиту за 2000 - 2003 г.г. и об отказе в возврате самого «тела» кредита (в общей сумме 15.510.004 долларов США), срок по которым истекал 13 февраля 2003 г., Горбенко Л.П. принимать не мог, так как с ноября 2000 г. в должности не состоял, являясь частным лицом.
В-третьих, как следует из материалов уголовного дела деньги по заключенному Кредитному соглашению в размере 9.960.000 долларов США в Калининградскую область поступили в полном объеме и по рекомендации Экономического экспертного Совета при администрации области были в полном объеме инвестированы в экономику области, что соответствовало тогдашней политике государства по широкому привлечению иностранных инвестиций в российскую экономику.
Поэтому факт получения областью денежных активов и инвестирование их в экономику области, по своей сути, ни каким образом не может рассматриваться как нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, то есть как общественно-опасное последствие действий Горбенко Л.П. при подписании им Кредитного соглашения с «Дрезднер Банком А.Г.».
Следует так же отметить, что, долг Калининградской области перед «Дрезднер Банком А.Г.» возник не в результате каких-либо незаконных финансовых операций Горбенко Л.П., а в результате реального поступления в экономику области 9.960.000 долларов США.
Следовательно, в расследуемом уголовном деле имеет место задолженность регулируемая нормами гражданского, а не уголовного права, так как описанная выше задолженность области возникла вследствие фактически полученных и использованных на благо области денежных средств.
В-четвертых, в отношении действий Горбенко Л.П. по выполнению обязательств по Кредитному соглашению следует отметить, что проценты за пользование кредитом в 1998 - 1999 г.г., в оговоренном договором размере 1.387.501 долларов США, были кредитору полностью и вовремя уплачены.
Проценты за пользование кредитом в 1999 - 2000 г.г., в оговоренном договором размере 1.387.501 долларов США, своевременно уплачены не были по независящим от должника (в том числе и Горбенко Л.П.) обстоятельствам - реорганизации московского отделения «Дрезднер Банка А.Г.).
При этом, необходимые денежные средства за 1999 - 2000 г.г., в размере эквивалентном 1.387.501 долларам США, по инициативе Горбенко Л.П., был аккумулирован на счету управления сельского хозяйства администрации Калининградской области для использования при погашении процентов новой администрацией.
В-пятых, не может рассматриваться как общественно-опасное последствие и нарушение охраняемых законом интересов общества и государства ссылка следствия на то, что подписание Горбенко Л.П. 18 ноября 1997 г. Кредитного соглашения с «Дрезднер Банком А.Г.» и возникновение на его основе обязательства области по возврату взятого кредита, способствовало снижению кредитного рейтинга Калининградской области перед иностранными инвесторами.
В частности, подписание Кредитного соглашения с «Дрезднер Банком А.Г.» ни коим образом не может способствовать снижению кредитного рейтинга области, скорее наоборот - подписанием Кредитного соглашения Калининградской области была создана реклама на международном инвестиционном рынке, как региона Российской Федерации, привлекающего иностранные инвестиции.
При этом, в материалах уголовного дела № 04409 вообще отсутствуют какие-либо материалы (а следовательно и доказательства), из которых следовало бы, что какой-либо иностранный инвестор отказался от заключения договора инвестирования с Калининградской областью по причине подписания Горбенко Л.П. Кредитного договора с «Дрезднер Банком А.Г.» 18 ноября 1997 г.
Следовательно, инкриминирование органами предварительного следствия Горбенко Л.П. такого общественно-опасного последствия как «снижение кредитного рейтинга Калининградской области перед иностранными инвесторами», является полностью надуманным и не подтвержденным доказательствами фактом, то есть личным умозаключением следователя
Кредитный рейтинг Калининградской области перед иностранными инвесторамесли если и упал, то не в результате подписания Горбенко Л.П. 18 ноября 1997 г. Кредитного соглашения с «Дрезднер Банком А.Г.» и получения кредита, а в результате незаконного отказа новой администрации области выполнять обязательства по возвращению кредита и процентов, а также в фактической незаконной передаче его из собственности области частным лицам.  

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно