Батяня-комбат

БОРИС ГРИГОРЬЕВИЧ ФЕЛЬДМАН:
И в порту опять произошло то, что должно было произойти, т.е. он довел порт до высот его развития и должность начальника порта он просто-напросто перерос. И опять, если бы он остался начальником порта, он бы загубил в себе способности, талант. Потому что таким людям на роду написано быть лидерами, и таких людей надо все время замечать, их надо двигать, двигать и двигать и надо перед ними ставить невыполнимые задачи. Это люди целеустремленные, которые будут стремиться к выполнению невыполнимых, казалось бы, задач.
Что дальше? Либо надо уходить на работу в министерство, ну а это уж не от него зависело, либо надо было найти применение своим возможностям на месте. Ну, а где на месте? Идти на выборы в губернаторы. 
На первые выборы он пошел, а потом снял свою кандидатуру. Это когда были выборы в Совет Федерации. Зря, по-моему, он тогда это сделал. Хотя, наверное, у человека были какие-то свои соображения. Потом он выставил свою кандидатуру в губернаторы. Для него это естественный, логический шаг. Абсолютно естественный, иначе быть и не могло у человека с его характером.  Мало того, и он искренне тогда,  уж я-то с ним провел не один день - знаю, что может сделать людям лучше. И он искренне верил в то, что если он станет губернатором, то ему это удастся. Я понимаю, что он может быть, не представлял реально того объема задач, проблем, которые на него свалятся. Может быть, не до конца он представлял пути решения этих проблем. Ну, а кто, собственно говоря, берясь за такую задачу, может это все ясно себе представить?

АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВИЧ МИРОНОВ:
Леонида Петровича сильно уважали, вся рыбная промышленность стояла за него горой, несмотря на то, что мы очень жесткие меры проводили по отношению к судовладельцам.
Избирательная кампания, когда он пошел в губернаторы, была тяжелой.
Во-первых, длительная. В феврале начали, потом запретили ее совмещать с президентскими выборами. Перенесли на 6 октября, потом- на 20 октября. С другой стороны мы очень организованно вступили в нее. Вместо 8 тысяч подписей собрали 28 тысяч. Все остальные мучались... Тот же  Устюгов, просил: «Помогите мне собрать подписи». А он в областную Думу баллотировался, и мы ему помогли, собрали подписи. Так он прошел в Думу.
Мы работали не за страх, а за совесть - мы поставили задачу объехать все районы, везде беседовали с людьми. Леонид Петрович сам ездил. Выступал. Я помню, так сказал: «Леонид Петрович, если народ вас увидит, он будет голосовать за вас. И с каждым надо поговорить».  Он ответил: «А я по-другому и не мыслю».

РАИСА ЯКОВЛЕНА ГОРБЕНКО:
Леонид Петрович не собирался идти на выборы - любил порт, свой коллектив.  Его решение для меня было неожиданным. Это меня испугало, я приводила множество доводов, убеждая его, что этого не стоит делать. Конечно, основным моим аргументом был такой - от добра добра не ищут. У него было отлично отлаженное производство, прекрасный коллектив, в котором он пользовался большим авторитетом, он был в почете, его уважали. Я говорила : «Зачем тебе эта ноша? Ты никогда не будешь знать покоя». Он бодро отвечал: «Покой нам только снится!». А когда я упрекнула его за несерьезное отношение к такому важному шагу, он вдруг сказал: «Ты же не знаешь всего. Маточкин берет меня измором, настаивает на приватизации порта. Не оставляет меня в покое ни на день. Он меня достал! Стану губернатором и не позволю разбазаривать то, что все жители области строили, создавали, отдавали  здоровье, десятилетия жизни».

Губернатор 

РАИСА ЯКОВЛЕНА ГОРБЕНКО: 
В момент, когда мы узнали о победе, я не испытала никаких ярких чувств, мы так устали, что чувствовали лишь облегчение от того, что закончился этот кошмар. Но я понимала, какая жизнь впереди, ведь недоброжелатели никуда не делись. Тот же Сыроватко говорил еще перед выборами, что когда Горбенко проиграет, мы его в порошок сотрем, порт уж точно отберем. 
Конечно, когда он выиграл, очень многие пришли поздравить, в том числе Владимир Никитин, депутат Госдумы, который потом ни разу ни в чем не поддержал Леонида Петровича, не дал ни одного доброго совета, а он ведь опытный политик, умный человек. Видно, свои знания, полезные идеи придерживает для себя лично, но мне кажется, что люди такого уровня обязаны прежде всего заботиться о благе области, людей. Да и потом какие-то вещи могут быть осуществимы, полезны в определенное время, упустишь его, и они уже не нужны, пропали зря. А критиковать, радоваться ошибкам, которые бывают у всякого, даже у сверхумного и суперталантливого, есть кому. Чуть что - накидываются стаей. Не знаю, наверное, по себе судят, но они даже как вероятность не допускают, что было искреннее заблуждение, если оно вообще было, вовсе не было цели что-то «поиметь» для себя. 

ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ ПИМЕНОВ, вице-губернатор:
Конечно, это время было очень трудное, особенно первые семь месяцев - ноябрь, потом зима, но мы выстояли. Потихоньку входили во власть, вникали в дела. Опыта было мало, зато желания работать - хоть отбавляй. За счет чего выстояли? За счет характера губернатора. Вот вопрос с топливом решали: были поездки, надо было брать кредит - денег не было. Добивались, ездили в Минфин, Минэкономику и брали кредиты, брали деньги, топливо брали в долги. Так вопросы решали.

«КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА», 22 февраля 1997 г.:
- С какой самой трудной проблемой Вы столкнулись, придя во власть?
Самое сложное - переломить психологию иждивенчества. Вообще, все вопросы, даже очень трудные, решаемы. Не знаю, кто придумал эти сто дней. Но по-моему то, на своем месте человек или нет, видно уже через 10 минут. Результат успешной или менее деятельности власти - это поступление денег в бюджет, сейчас эту задачу и решаем. Создали в области свою ВЧК. Я сначала был противником, но ведь провести ревизию хозяйственной деятельности на территории области надо.

ВАЛЕНТИНА ВАСИЛЬЕВНА ЗОРИНА:
Наверное, когда он пришел в администрацию и вник во все дела, то увидел там столько беспорядка... А не всем хотелось выполнять его требования, вот и нажил себе врагов.

МИХАИЛ АНАТОЛЬЕВИЧ НИКИТИН, профессор, доктор физико-математических наук:
Одна из проблем, с которой столкнулся Л. Горбенко после победы - кадры областной администрации. Нельзя сказать, что в администрации Ю. Маточкина не было квалифицированных и опытных специалистов. Они были и некоторые из них и сейчас занимают руководящие и ответственные должности, например, С. Бучельников, В. Романовский, М. Плюхин. Проблема была в другом. При Ю. Маточкине областная администрация представляла собой разрозненную команду, в которой царил дух академической вольности и свободы  действий. Эти отрицательные тенденции усилились в последний год правления Ю. Маточкина, когда в его команде начался настоящий разброд и шатание. По разным причинам профессора-губернатора покинули В. Торопов, Н. Кустов, В. Прохода, Ю. Беденко. Из-за хронического отсутствия Ю. Маточкина на своем рабочем месте (высокая политика требовала его постоянного присутствия в Москве и за границей) в аппарате администрации упала исполнительская дисциплина чиновников, они стали меньше заниматься хозяйственными и экономическими вопросами, личные проблемы волновали их больше, чем региональные.
Это не могло не отразиться на положении дел в регионе. Достаточно напомнить предприятия, попавшие в трудное положение в тот период: Янтарный комбинат, судостроительный завод «Янтарь», Светловское тепличное хозяйство, большинство предприятий стройиндустрии, колхозы и совхозы области.
Приход Л. Горбенко означал для всех чиновников обладминистрации резкую смену стиля и методов работы. Дисциплина и исполнительность, к которым новый губернатор привык за годы работы в рыбной отрасли, должны были стать обязательным для всех работников администрации. Кто-то из чиновников не был готов к такой смене приоритетов, кто-то не захотел подчиниться новым требованиям, кого-то не устроил сам губернатор. Так или иначе, через несколько месяцев после прихода Л. Горбенко из красного дома по Д. Донского,1 начался массовый исход чиновников. И тут выяснилось, что в нашем регионе не так уж много людей, которым можно было бы поручить большое и ответственное дело. Перестройка и реформы в нашем отечестве практически разрушили систему отбора и подготовки административных кадров. На поверхность общественной жизни вырвались те, кто громче всех кричал и активнее всех суетился. Истинные профессионалы оказались в забытье.
Став губернатором в результате стремительного и убедительного политического блиц - крига, Л. Горбенко решил, что и другие люди могут повторить его успех и стремительно достичь административных высот. Главное, чтобы у них для этого были определенные задатки и честолюбие. Для замены ушедших и неподходящих чиновников Л. Горбенко активно привлек новых людей. В областной администрации появились Г. Топазлы, С. Журавский, В.Вуколов, Л. Мельченко, А. Мансуров, М. Каретный, А. Майдак. Губернатор Л. Горбенко поверил в них, как в себя и представил уникальную возможность состояться как настоящим управленцам.
К сожалению, первый кадровый опыт у Л. Горбенко не получился. Административная шапка оказалась не по размеру многим. Им не хватило профессиональных навыков, кругозора, стратегического видения проблем, самостоятельности и инициативности. Они были вынуждены уйти в отставку.
К чести Л. Горбенко он быстро понял это. Девиз: «Кто на новенького» был отставлен в сторону и начался кропотливый поиск опытных профессионалов. В результате в областной администрации появились А. Саканов, Ю. Шалимов, В. Гусев, Б. Игнатьев, А. Ермакова, Н.Филатова, В. Зимоглядова, Е. Бабиновская. Вместе с С.Бучельниковым, В. Романовским, М. Плюхиным и другими работниками администрации они сформировали дееспособную и высокопрофессиональную команду, способную решать самые сложные региональные и международные задачи. Различные документы по социально-экономическому развитию нашей области, разработанные совместно с Правительством России и администрацией области в последнее время убедительно свидетельствует в пользу этого.

БРАЙАН АЛЕКСАНДРОВИЧ БРИЕДИС, советник губернатора:
Есть закон об особой экономической зоне, рассчитанный на годы который говорит, что его нельзя так просто отменить. Не наступили сегодня те политические реалии, чтобы кардинально этот закон изменять, они еще впереди. Ситуация должна быть такой, чтобы закон создавал равные возможности для всех, он для этого и создан.  Но это ответ не сегодняшнего дня.
Закон был необходим. Но закрывающий дорогу на восток западному капиталу, он стал источником экономической депрессии Калининградской области. То есть, везли оттуда, из европейских стран горы товаров. Туда, в Европу, никто ничего не ввозил. Такая схема была задумана изначально, и она была оплачена теми, кто имел деньги, а деньги имел и имеет до сих пор тот, кто сидит на обработке импортных товаров. 
Какие они могут иметь общие взгляды с губернатором? И всем они так и говорили: «Чего голосуете? Он наш хлеб забирает.»
С моей точки зрения, закон создал иллюзии у значительной части общества в том, что их должны кормить и подкармливать, раз есть у них право на льготы. Это создает мотивацию иждивенчества.
Часть населения занималась переработкой импорта, и неплохо зарабатывала. Причем, до сих пор борется за это свое право. Коль такой ориентир был, то извлекались большие деньги на фоне депрессии в рядах местных товаропроизводителей, которые только и могли, что потреблять импорт. Представляете: крестьянин сидит на земле и потребляет продукцию, которую вырастили в соседней стране. Этот моральный гнет, до чувства отчаяния доводил крестьян.
Губернатор вовремя задал сам себе вопрос: «Что дает этот закон?». Горбенко прекрасно понял всю гибельность засилья импорта и стал защищать местного товаропроизводителя. Горбенко почувствовал, что деньги вложенные в квартиру, без возможности вторичного использования их в экономике, это мертвый капитал, поэтому разворачивается проект ипотеки.  Горбенко почувствовал значимость земли, несмотря на то, что был бит не единожды, и твердо заявил: «Я – за частную собственность на землю».  Есть очень много негативного в частном землевладении, но есть и необходимость это сделать. 
В политику не приходят не вовремя. Пришло время, такого лидера, как Леонид Горбенко, и он появился. 
Мои ощущения его, как фигуры политической, связаны, как ни странно, с его происхождением. Люди крестьянского происхождения имеют свои типологические черты. Они корректируют, соотносят свои действия с природой, а потому, в отличие от горожан, ищут естественный выход из ситуации. 
Так и с законом об ОЭЗ. Закон опоздал на целое поколение. Должен был ориентирован на десятилетие профессиональных рыночных отношений, на завоевание интеллектуальных позиций для работы с новыми технологиями 2000 года, а не 90-го годов, как это происходит сейчас. 
Запад нас посчитал ассенизаторами: за цепочку дернули и вместе с колбасой, сгоняют сюда все устаревшие технологии, уравнивая издержки. И мы поддались на это искушение. Нас стимулировали наши конкуренты, а они не наши друзья. 
Никакой закон не может дать благоденствия по мановению волшебной палочки. И Леонид Горбенко не обещал златые горы. Не в чем его упрекать. Он обещал делать, работать всем вместе,  зарабатывать. «Помойте окна, вычистите подъезд», – вот его лозунг, несовместимый с иждивенчеством.
Благоденствие – это тяжелый, изнурительный труд. Абсолютно безумно понимать свободную экономическую зону, как зону свободы для части общества от труда как такового. 
На нынешнем этапе Закон не создал достаточных импульсов для тех инвесторов, которые могли бы вкладывать деньги не в сиюминутные прибыли вчерашнего дня, а в завтрашние технологии, в изнурительный труд инвестора сопровождений инвестиций и наращивание кадрового потенциала. 
Губернатор изучил закон об особой экономической зоне, задал себе вопрос и сам нашел решение. Причем, верное в данной ситуации. Надо было найти локомотив, который бы вытащил, шел впереди. Этим локомотивом стал местный товаропроизводитель.
Цифры сегодня показывают, что мы делаем правильно. Движение оказалось единственным грамотным. Тем более, что политика импортозамещения началось у нас раньше на год, чем по всей России. 
Нынешнему окрепшему народившемуся классу местных товаропроизводителей пожелаю мудрости политический. Непраздный вопрос о том, кто будет у власти. Нельзя так безразлично относиться к тем, кого выбираем. Надо узнать чего хочет человек, кто его оплачивает. Это нормально. Все у нас покупают и оплачивают. И нам надо выбрать и купить того, кто отвечает нашим интересам. Человек рефлектирующий, рассуждающий, как правило, в поле рассуждений и остается, не предпринимает никаких действий. 
Я не сомневаюсь, что Леонид Горбенко пройдет на второй губернаторский срок. Я думаю, что мы -  избиратели – уже достаточно мудры, чтобы принимать трезвые, разумные решения. Нельзя же бесконечно наступать на одни и те же грабли. Упускать свой шанс обществу нельзя. 
Свободная конкуренция не за горами. И  это нормальный, гармоничный путь развития любого общества, дело государства – не мешать этому. Не ме-ша- ть!

МИХАИЛ АНАТОЛЬЕВИЧ НИКИТИН:
 Губернатор Л. Горбенко, в отличие от профессора Ю. Маточкина, никогда не занимался чистой экономической наукой. Это, однако, не помешало ему, в отличие от своего ученого визави, увидеть опасные прорехи в Законе об особой экономической зоне.
Закон, провозглашающий налоговые и таможенные льготы для нашей области, делал ее промышленность и сельское хозяйство абсолютно незащищенными от неравной конкуренции с иностранными производителями в условиях абсолютной рыночной свободы. Показатели экономического развития региона убедительно свидетельствовали об этом. 
После ввода Закона об особой экономической зоне, спад промышленного и сельскохозяйственного производства в нашей области оказался значительнее, чем в среднем по России. Инвестиции, которые по замыслу авторов закона, должны были широким потоком потечь в наш регион, напротив оказались меньше, чем в среднем по России. Закон работал в основном на развитие торгово-посреднических и потребительских секторов рынка, оставляя в стороне реальное производство.
Ситуацию надо было менять. И Леонид Горбенко, как губернатор, предпринял необходимые в данном направлении действия. Администрация области обратилась в правительство России с предложением ввести для нашей области квоты на свободный ввоз на территорию области отдельных видов товаров. Подобная практика квотирования импорта широко развита во многих странах. Особенно активно ее используют в торговых отношениях страны Европейского Союза и наш сосед Польша. По-видимому, данное обстоятельство стало одной из причин, по которой сверхлиберальное правительство России поддержало предложение администрации области о квотах.
Пройдет два-три года, прежде чем механизм квот начнет уверенно работать на экономику нашей области, но уже сейчас десятки миллионов долларов не уходят за пределы России, а достаются местным производителям: аграрникам и мукомолам, мебельщикам, молочникам. Это и есть конкурентная поддержка местного производителя, без которой свободная экономическая зона превратится в рядовой транспортный узел.
 Усилению экономики области должно было содействовать и другое предложение областной администрации по закону о локальных свободных зонах. Этот закон был принят областной думой, но так и не был реализован на территории области из-за противодействия ряда местных политиков и определенных промышленных кругов. Они увидели в нем угрозу для уже существующего закона об особой экономической зоне в Калининградской области. Вместе с тем, у закона о локальных свободных зонах гораздо больше перспективы, так как правительство, президент В. Путин намерены добиваться обязательного конституционного равноправия для всех субъектов Российской федерации. Закон об особой экономической зоне в Калининградской области является характерным примером такого неравноправия и его будущая судьба туманна.

ЛЮДМИЛА ВИКТОРОВНА ВАСИНА, заведующая отделом сельского хозяйства администрации муниципального образования, Гусевский район:
С приходом Горбенко крестьяне почувствовали к себе внимание, стали уважать себя. Они услышали, что о них заговорили, увидели, что приоритетом в развитии экономики региона было выбрано сельское хозяйство. И второе, самое, наверное, главное - с приходом Горбенко крестьяне научились торговать- научились оценивать свой труд и грамотно распоряжаться произведенной продукцией. Здесь большую роль сыграли квоты.
До 1996 года, мы не знали, что у нас в Калининградской области можно производить и выращивать продовольственное зерно. Нам говорили, что здесь родит только фуражное зерно, что это мягкие сорта пшеницы, и они для выпечки хлеба непригодны. Поэтому мы зерно производили только для того, чтобы отправить на комбикормовые предприятия и пустить на корм скоту. А вот с 1997 года сорта были ввезены соответствующие, и технологии, и техника начала поступать на село. Начали производить продовольственное зерно, начали продавать его по более высоким ценам. Мы приобрели для района две мельницы. Мы об этом раньше и мечтать не могли. Продать зерно по три рубля или продать муку по шесть рублей - есть разница? Крестьянин сегодня сам руководитель, он сегодня бизнесмен в сфере аграрного бизнеса. Он уже считает деньги. Чтобы там ни говорили, но этому нас Горбенко научил своей аграрной политикой. Теперь по многим показателям район вышел на уровень 90-го года, когда мы получали урожай свыше 30 центнеров с гектара. Благодаря квотированию, мы сегодня получаем деньги, вкладываем их в производство, в приобретение техники, технологий... Вот он сегодня - результат! Он есть, чтобы ни говорили. Не каждый руководитель может так понять крестьянина, его нужды. А Горбенко сумел. Это - талант. Я думаю, что если эта политика сохранится , мы научимся делать многое - будем выращивать ту же петрушку, другую зелень. И будем получать за эту продукцию живые деньги. Главное, люди будут знать, что у них эту продукцию примут, что она востребована. И не дай Бог, эта политика изменится... Село этого не переживет.

СЕРГЕЙ ЮРЬЕВИЧ ЕРОФЕЕВ, генеральный директор ООО «Правдинское молоко»:
Летом мы получали по лизингу четыре комбайна фирмы «Клаас» - как раз к уборочной подошли. Техника хорошая, хоть и не новая, рассчитаемся за два года. Для крестьян- очень выгодные условия. Честно говоря, мы на это не надеялись - уже и забыли, когда государство селу помогало. А губернатор помог. И село это ценит. Очень важно, что областная администрация живет нашими заботами.
Сегодня засеваем рапсом, бобовыми, ячменем, пшеницей полторы тысячи гектаров. А ведь еще три-четыре года назад думали: все, не поднимемся - такая разруха на селе была. А сейчас дойное стадо до трех тысяч голов имеем, производство сыров, молокопродуктов развернули.
Я думаю, при такой поддержке села Л. Горбенко, мы трудные времена переживем. Рост уже наметился. Значит - не пропадем. 

ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ ХОДЯКОВ, глава крестьянского фермерского хозяйства «Деметра» Гвардейского района :
Вот уже восемь лет, как я стал фермером. И, пожалуй, за последние три - четыре года ясно заметны сдвиги в лучшую сторону.
Мы стали привыкать, что нам оформляют товарный кредит для проведения сельскохозяйственных работ. Спокойно обращаемся в районную администрацию, подаем заявки на дизельное топливо и нам его дают по льготной цене, с оплатой 50%. За полученное топливо рассчитываемся или деньгами, или товаром. В этот раз дизельное топливо получили по 2 руб. 70 копеек при стоимости 6 рублей.
Выгодно и дешево, как для нашего хозяйства, так и для других.
 У нас производство обширное: зерновые выращиваем, картофель, капусту, столовые  корнеплоды, семена овощных культур, горох - много очень культур, как в ботаническом саду.
Помогает администрация области тем, что в течение трех лет вплотную занимаются вопросами квотирования. Это очень поддерживает. В течение трех лет беспрепятственно сдаем продукцию, наращиваем темпы производства. Квоты уже начали работать. 
Вспоминаю, как до этого тяжело было торговать овощами. Свекла, морковь, капуста, картофель из Польши, Голландии были дешевыми, покупатель брал импортную продукцию. Не надо нам объяснять, мы понимаем, что Запад разработал  целую программу завоевания нашего рынка, продовольственная интервенция продолжается и сейчас. Без твердой политики квотирования, мы бы сегодня не достигли тех успехов, что имеем. 
На нашем хозяйстве, как впрочем, и на экономике всей страны, тяжело сказался августовский кризис 1998 года. В одну ночь потеряли все, что заработали. 
Было тяжело. И выжили только потому, что губернатор ввел квоты, сражался за них.
И странно мне, что главные противники квотирования – депутаты нашей областной думы. Я не понимаю: они что, нас хотят уничтожить? Вполне серьезно убеждают, что сегодня надо защищать потребителя, а не сельхозпроизводителя. Надо всех защищать, но в первую очередь надо Родину спасать.
Депутаты убеждали, что с введением квот калининградские  крестьяне поднимут цену. Ничего подобного за эти годы не произошло. Сегодня мы поставляем картофель ценой на 15-20 % ниже, чем поляки
Раньше производили продукцию с опаской, боялись ее не реализовать, боялись расширять производство. Сейчас надеемся на продолжение политики квотирования и на другие виды сельхозпродукции.

НИКОЛАЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ПОЧЕБУТ, генеральный директор ЗАО «Куйбышевское» Нестеровского района:
Горбенко село чувствует. Я удивляюсь: пришел мужик из рыбного порта и за что взялся? За село. Вроде бы, логичнее было рыбную отрасль возрождать. К этому, кстати, все и призывали. А он - за село. Мужицким умом понял: сегодня крестьянина не поддержать, завтра не с кем будет разговаривать.
Вот хоть квоты взять... Про экономическую целесообразность этого шага я уж не говорю... Какое мужество надо иметь, чтобы такие непопулярные в глазах многих шаги предпринимать? Это ж сколько против него ополчилось! И своих, и чужих. А он взял - и сделал. И село вздохнуло. Пока еще не в полную силу, но пройдет время и квоты «заработают». Вот в чем мудрость руководителя. И мужество. Народ еще перед ним шапку снимет. Плохо, что не сразу это понимают. Но у нас всегда так... Мы - нация тугодумов.

ГАЗЕТА «ЯНТАРНЫЙ КРАЙ», 15.06.2000 г.:
В январе-апреле 2000 года промышленностью области произведено продукции (работ, услуг) в действующих ценах на сумму 4913 млн. рублей, индекс промышленного производства по сравнению с таким же периодом 1999 г. составил 138,7 %, за апрель к апрелю прошлого года - 146,1 %.
Положительный сальдированный финансовый результат предприятий составил 938,7 млн. рублей (этот же период 1999 г. - 264, 7 млн. руб.) Прибыль предприятий достигла 1113,4 млн. руб., сумма убытков - 174,7 млн. рублей.
По данным Калининградского областного комитета государственной статистики индекс физического объема произведенной продукции в 1999 году по сравнению с 1998 годом составил 104,8 %, отгруженной - 105,7 %. Выпуск товаров и услуг в промышленности в январе - феврале 2000 года в процентах к аналогичному периоду 1999 года составил 136,7, что в значительной степени превосходит среднероссийские показатели.
Из 9 основных отраслей промышленности положительную динамику в январе-феврале 2000 года имеют шесть отраслей: машиностроение и металлообработка, промышленность строительных материалов, лесная, целлюлозно-бумажная, энергетика, пищевая. Вот как это выглядит в процентном соотношении к 1999 году:
машиностроение и металлообработка - 222 %
промышленность строительных материалов - 200,6 %
лесная - 167,3 %
целлюлозно-бумажная - 175 %
энергетика - 137 %
пищевая - 120 %
Такой существенный рост объемов производства обусловлен послекризисным процессом, повышением деловой активности трудоспособного населения области.
Балансовая прибыль промышленных предприятий в 1999 году увеличилась по сравнению с 1998 годом в 5 раз (1488,8 млн. рублей против 285,9 млн. рублей). Число убыточных предприятий за этот период уменьшилось в 2 раза (62 против 112), сумма убытков этой категории предприятий сократилась в 3 раза (248,2 млн. рублей против 722,6 млн. рублей). По данным налоговых органов, объем налоговых поступлений от промышленности в 1999 году в 3,2 раза превышает уровень предыдущего года.

МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ КОЗИН, председатель совета диркторов ОАО «Вагоностроительный завод»: 
В 1995 году я стал председателем совета директоров ОАО «Вагоностроитель», выкупил контрольный пакет акций. Ситуация была сложной: большая задолженность перед кредиторами, дело доходило до забастовок. И положение все больше усугублялось, так как никто не занимался промышленностью. Денег на развитие никто не давал - их просто прятали. Вагоны никто не покупал, погрузчики тоже. До 1996 года мы продавали металлолом. Тем и жили. Потом думпкары пошли. Здесь неоценимую помощь оказала администрация области. Когда в 1998 году был кризис, когда Сергей Кириенко отменил систему взаимозачетов, ничем ее не заменив, над заводом нависла угроза остановки. Мы были поставлены в тяжелые условия: возникли проблемы с налоговой полицией. Но тут мне помог Леонид Петрович. Прошли мы по заводу, я ему все рассказал, показал. Завод действительно уникален, я вложил в развитие новых технологий около двух миллионов долларов. И мы сегодня в России монополисты. Если эти деньги не вкладывать, то перспективы у этого завода не было бы, он бы делал кастрюли.
Доставка сырья составляет 10 % от стоимости продукции. Это очень много. Поэтому никто не будет брать кредиты, и погасить эти тарифы можно было только с помощью новых разработок, которых ни у кого нет. А у нас - есть.
Те деньги, что мы сэкономили, ушли в дело. Для многих было удивительно, что завод поднимается.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ КРИВДА:
По нашему Озерскому району чувствую - шок от «экспериментальной» экономики у людей начал проходить. Наступило оживление не только на рынке продаж, и к производству интерес появился. Горбенко делился  с нами своими знаниями, опытом; приходит понимание того, что надо заниматься более конкретными делами, выходить на связь с банками, зарубежными инвесторами, производственными коллективами Калининграда. Здесь нам большую поддержку оказал губернатор. И вот мы за 1,5 - 2 года открыли несколько производств, в том числе завод по производству свечей зажигания, для двигателей автомобилей всех марок. Его мощность сегодня 8 млн. штук свечей в год. Продукция этого завода пользуется большим спросом в России и в других странах СНГ. Это российско-чешское предприятие. Когда мы им начинали заниматься, столкнулись с огромными трудностями и если бы не поддержка администрации и губернатора, то завод мы бы не открыли до сих пор. А так уже в октябре начнем выпускать до 16 млн. свечей в год. Для сравнения: головное предприятие в Чехии дает 30 млн. свечей в год. Ну и самое главное - завод существенно пополнит бюджет района. Он уже перечислил почти два миллиона рублей в виде налогов. 
И еще. В 2000 году мы ввели в строй Озерскую ГЭС. Здесь тоже мы получили поддержку губернатора. Сколько лет о малой энергетике никто не вспоминал! А Горбенко понял перспективность этого проекта. Станция сегодня работает. Она обеспечивает электричеством примерно 40 % жилого фонда Озерска. 

ЛЮДМИЛА ВИКТОРОВНА ВАСИНА:
«Программа - 1000» многим раскрыла глаза. Ведь бывает, как у хозяйки: в доме привычный уклад, может что-то и нехорошо, а привычно... Надо, чтобы кто-то подсказал. Глядишь, будет лучше. Так и здесь. Эта программа приучает людей к элементарной культуре. 
Мы все были за границей, видели какой там порядок, какая чистота, всюду цветы. А земля - та же. Почему  у нас не так? Как губернатор говорит, надо нам «мозги развернуть». И правильно! Вот это «Программа - 1000» и делает. Так что я с ее критиками не согласна, потому что по своему Гусевскому району вижу, как он меняется. И люди это понимать стали. Вот у нас фермер Сергей Кузнецов говорит: «Я  клуб хочу себе забрать. Оснастить его хорошей аппаратурой, чтобы организовать дискотеку - пусть молодежь поймет, что у нас в селе можно жить не хуже, чем в городе». О молодых думает, а ведь они - будущее нашего села. Село-то спасать надо от пьянства, нищеты, бескультурья. Посмотрите, до чего мы его довели - демографическая катастрофа: женщины рожать перестали, а кто помоложе, да поспособнее - в город бегут. Так что губернаторская программа - благо для села, я это хоть кому скажу. 

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ БРЫКСИН, глава администрации Пятидорожного сельского округа Багратионовского района: 
Большая заслуга губернатора Леонида Горбенко в том, что появилась «Программа - 1000». Сначала многие отнеслись к ней скептически. А потом поняли, насколько она нужна, и как помогает выжить сельским округам.
Взять наш округ. Впервые в прошлом году п. Новоселово занял третье место в областном конкурсе по благоустройству в рамках «Программы - 1000». Получили премию - 50 тыс. рублей. На эти деньги купили необходимые для ЖКХ механизмы. Как и многие сельские администрации , получили трактор.
Впервые за многие годы власть повернулась лицом к селу. В администрации области не только интересуются проблемами, но считаются с нашим мнением, помогают селу. Без этого сейчас селянам не выжить. 

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ ШАЕВКА, глава Сосновского сельского округа Полесского района: 
Я сразу воспринял губернаторскую «Программу- 1000», как начинание, необходимое в нашей жизни, как средство борьбы с запустением, безразличным отношениям к условиям собственной жизни. Я возглавляю Сосновский сельский округ с 1990 года и в общем-то еще и до принятия программы старался поддерживать у себя порядок. Но когда этому уделяет такое большое внимание руководство области, работаешь совершенно с другим настроением. В 1999 году мы получили премию «Программы - 1000» за состояние сельских дорог. На эти деньги оборудовали наш ФАП - перевели его в новое просторное помещение, приобрели физиотерапевтические аппараты, провели телефон, теперь там одновременно могут вести прием три специалиста, и жителям Сосновки и Богатово не нужно, как прежде, ездить в Полесск. Я знаю, что нашего губернатора радует такой факт. Благодаря губернатору в селе работают молоковозы, которые он «выбил» для нас, новые тракторы. У меня их сейчас три. И прицепы есть, и навесное оборудование. Чувствую себя хозяином, который может помочь тем, кто обратился за помощью.  Знаю, что и наш губернатор так же смотрит на жизнь, она у него такая, как и у нас, с теми же заботами и радостями.

НИНА МИХАЙЛОВНА ЛАЙЛО, глава Владимирского сельского округа Багратионовского района: 
Люди начали обращать больше внимания на благоустройство. А какие у нас центральные дороги! Убрали развалины, которые «красовались» вдоль трасс много лет. Не везде еще, конечно, но дело-то делается. Трудно областной администрации, но на деревню все равно деньги идут. У нас нет задержки с зарплатой, наши учителя, медики, культработники все получают вовремя. Вот это радует, хочется работать.

ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ ПИМЕНОВ: 
Местное самоуправление начинается с главы сельского округа, к нему идут по всем вопросам - и огород вспахать, и похороны организовать. А к кому еще? Но у него в бюджете и ста рублей нет. Что он может? Ему помощь нужна. Вот губернатор и взялся помочь местному самоуправлению. Мы всех собрали - глав 102 сельских округов, организовали ассоциацию. Главное же - дойти до каждого села, в самую глубинку прийти и узнать, какие там проблемы и помочь их решить. Вот для чего ассоциация нужна, а нам говорят - вы популизмом занимаетесь. Какой популизм, когда село спасать надо! В Славском районе есть поселок Крылово. Так от него ближайшая школа находится за 15 км. Как дети туда добирались - уму непостижимо. И никого это много лет не интересовало - ни думу, ни демократов. Эти политики сами по себе, а поселок Крылово - сам по себе. 
Мы купили для поселка автобус. Именно для Крылово. Дорогу отремонтировали... И таких примеров много. Для этих сел и поселков губернатор и закупил больше ста тракторов, автобусы, молоковозы, чтобы тот, кто на селе живет, мог  хоть какую-то копейку заработать. И люди это понимают, говорят Горбенко: «Спасибо!» А дума нам в упрек: «Чего это губернатор от своего имени подарки делает». Да разве в том дело, от кого получить трактор или автобус? Главное, что они пришли на село. Но хочется спросить: «Что же вы, критики, раньше сами этого не сделали?» Дорогу на село не знали? Похоже, не знали. Потому что в 96 году, когда пришла новая администрация, оказалось, что в области даже озимые не посеяли. Не до того было? А теперь каждый шаг отслеживают. И все кричат: «Не так!» Говоруны - не работники.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ N, бывший работник обладминистрации:
Горбенко - человек сложный. Безусловно, это очень сильная личность. Пройти такой путь - от рядового рыбака до губернатора - не каждому дано. Пройти не потеряться, не предать прежде всего себя самого, свои принципы. Это непросто. Его не все могут понять, потому что мало кто по-настоящему знает. Я бы сказал так: люди видят только часть Горбенко. И по этой части судят о нем. И мнение составляют чаще всего ошибочное. Он - как земля: ты видишь лишь кусочек ее, на котором живешь, и только в теории представляешь, какая она огромная. Так и Горбенко.
Работать с ним трудно. Чтобы с ним долго работать, надо его полюбить - с его ошибками и недостатками. Он ведь бывает очень резким, хотя и отходит быстро. Поэтому, думаю, такая высокая сменяемость кадров в его окружении.

МИХАИЛ АНАТОЛЬЕВИЧ НИКИТИН:
Второе пришествие в российские президенты Б. Ельцина окончательно расстроило вертикаль власти в нашей стране. Б. Ельцин и его окружение, исходя из собственных политических интересов создали такую систему сдержек и противовесов, что в центре и в регионах стало невозможным проведение долгосрочной государственной и региональной политики. Любое политическое или экономическое решение, направленное на усиление государственных позиций, но затрагивающее интересы влиятельных групп, тут же блокировалось через систему политических сдержек и противовесов, установленную в Москве. На вертикаль власти накладывалась горизонталь частных интересов, и в итоге получался многозначительный крест. С подобной практикой решения в Москве региональных проблем все четыре года пришлось сталкиваться губернатору Л. Горбенко. Значительная часть его начинаний так и не получила должного  развития, потому что местная политическая элита, находящаяся к нему в оппозиции, умело пользовалась московской  политической системой сдержек и противовесов. Можно назвать несколько проектов Л. Горбенко «замогиленных» таким образом: создание правительства Калининградской области, строительство нефтеперегонного завода, создание областного акционерного государственного холдинга, реорганизация янтарного комбината. По этой же причине не получила должностной финансовой поддержки федеральная программа развития Калининградской области, сверстанная в  1996 году новой администрацией. Яростное сопротивление было оказано в регионе и Москве реализации постановления губернатора о квотах. Постоянной обструкции подвергались международные инициативы Л. Горбенко, начиная  от приснопамятного визита А. Лукашенко в Калининград и кончая Калининградско - Израильским меморандумом. Во всех названных и многих неназванных случаях эпицентр горячих калининградских событий располагался в Москве. Там, за плотно закрытыми дверями высоких столоначальников решалась судьба многих перспективных проектов. Решалась зачастую не в пользу нашего янтарного края. Там же в определенных средствах массовой информации лепился негативный образ Калининграда, как «черной дыры» и самого Батяни - губернатора, как «зарвавшегося» чиновника, «доведшего» Калининградскую область до ручки. А ручка-то эта оказалась для многих калининградцев спасательной.  «Батяня» ввел в больницах области практику бесплатного лекарственного обеспечения, обязал лечить бесплатно амбулаторно инвалидов I и II категории, ввел более тысячи губернаторских стипендий, помог селянам в их непростом крестьянском труде. 
Конечно, при этом не обходилось без ошибок. Не всегда губернатору хватало такта, дипломатической сдержанности и выдержки, простой житейской хитрости. Очень часто он шел напролом, следуя своему внутреннему порыву. Желание сделать больше было для него важнее, чем осторожность и осмотрительность. В этом он похож на российского  Медведя, политического двойника которого, он так активно поддержал на прошедших парламентских выборах. В этом случае московская система сдержек и противовесов не в пользу Л. Горбенко, хотя, по логике вещей,  первые должны оставаться первыми. Увы, не в России. 

РАИСА ЯКОВЛЕНА ГОРБЕНКО:
Мало кто верит, но у нас ведь нет даже дачи, где Леонид Петрович после этой сумасшедшей работы, мог бы просто походить босиком, посидеть у костерка. Все, что у нас есть, это вот этот дом, в котором мы живем. Мы купили его очень недорого, а на отделку брали ссуду. Все, что здесь растет сейчас, на что смотрят с улицы часто недоброжелательно, выращено моими руками: вьющиеся розы, туя, которые отгородили нас от посторонних взглядов, может вырастить любой, у нас же  все так хорошо растет. Конечно, у меня появилась возможность иногда  выезжать за границу, но оттуда я привожу только книги, саженцы и семена. А время у меня сейчас есть, пенсию свою я заработала, 40 лет труда учительницы, да еще и со всякими общественными нагрузками, от которых я никогда не отказывалась. Я просто пропадала в школе, по вечерам дети провожали меня домой, несли мою сумку, старались притулиться поближе. Это и было мне лучшей наградой. 
Когда поселились здесь, чувствовала недоброжелательность соседей, у нас ведь всегда такое отношение к руководителям. Потом увидели, что я целыми днями работаю на участке, все сама, никаких садовников, поваров у меня нет, мне даже в голову такое не приходит, а Леонид Петрович - открытый, приветливый - кажется, изменилось отношение. Да и мы сами из самой гущи народа, он столько хлебнул в детстве - голода, холода, тяжелой работы, сколько другому и за три жизни не достанется. И я из такой семьи, в которой тоже все было направлено на труд. Помню, мама, уходя, каждый раз давала мне задание: убрать, приготовить, прополоть... Когда я просилась погулять, говорила: «Сходи в магазин за хлебом». Считалось, что это и будет для меня развлечением.
Ну, а теперь вот муж губернатор... Может, кто-то по-другому воспользовался бы этим положением. А я занимаюсь внуками, взращиваю свой сад, об этом мечтала еще в детстве, стараюсь по мере своих возможностей хоть немного помочь приютам, детским домам, домам престарелых. Где телевизор у кого-то выпросишь, где книги, сладости...Да переживаю за него, за то, что он работает 7 дней в неделю по 16 часов в сутки. За то, что идет, он, которого всегда и везде, где бы он ни работал, любили, уважали, (вот вспомнила Маяковского) - как «сквозь револьверный лай», ну, сквозь эту клевету, брань, оскорбления. Есть, конечно, люди, которые его знают и верят, что не для себя лично он даже не работает - пашет. 
Вот скажут, если так плохо, чего ж он снова хочет надеть на себя это ярмо - идет на новый срок? Не знаю, зачем идут другие, а Горбенко уж точно не для того, чтобы набить мошну. Он хочет довести начатое до конца, он просто не привык отсиживаться, привык с детства работать по две смены. Такой он человек. Люди разные бывают, поверьте, что есть и  такие. И еще в то, что лично для себя в хорошем смысле имеем все, что нам нужно. Он ведь и на первый срок шел не нищим, мы не молоденькие, и у нас уже все было нажито, из одежды нам много не надо, я не люблю менять наряды, он тем более, мир он повидал, когда ходил в море. Он просто любит и жалеет людей, хочет, чтобы лучше жилось, болеет душой за страну. Вот и вся причина, по которой он идет на выборы. Кроме того, конечно, он очень деятельный, человек огромной энергии. А я, уже пройдя раз через предвыборную кампанию, отгоняю, пока возможно, от себя мысли, что придется все это пережить снова. Но, что поделаешь, это долг жены - все разделять с мужем,  на этот раз я его уже не отговариваю, понимаю - он очень хочет продолжить то, чему уже положено начало - привести область в порядок, поднять сельское хозяйство, наладить производство, победить бедность.

МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ КОЗИН:
В 1999 году у нас началась тяжба по банкротству. Заместитель областного прокурора Тяпышев возбудил дело о банкротстве в связи с тем, что у предприятия есть долги. Но долги были уже не такие большие. Мы за два года погасили часть. Пролонгировали договор по возвращению кредитных средств. Если бы не было нового оборудования, мы бы не смогли ничего сделать. Надо было развиваться и делать вагоны.
С помощью губернатора валютный кредит тоже был продлен до 2003 года. Сегодня, чтобы погасить долги, мне нужна эта пролонгация. А потом я буду гасить 5 миллионов долга.
Однако, как только было написано заявление на банкротство предприятия, то сразу назначили конкурсного управляющего. Но конкурсные управляющие... Знаете, я их называю киллерами. Для таких киллеров нет законов. Они просто «отстреливают», делают то, что хотят. А насколько это сообразуется с законами, пусть это доказывают те, кому это надо. По принципу: я буду нарушать законы, а вы вот отстаивает их в суде. Вот и назначают таких киллеров, беспредельщиков. Мы отбили такого конкурсного управляющего.
Прошло время первого суда. До этого со всеми нарушениями Тяпышев провел собрание акционеров. Прошел первый суд, Тяпышев его выиграл. При этом был подменен весь суд.
Тогда я приехал к Леониду Петровичу и сказал:
- Леонид Петрович, Вы сегодня губернатор?
- Губернатор.
- Вы власть?
- Власть.
- Вам надо решить проблему. Я больше ни к кому не поеду, мне не к кому уехать, я же не поеду в прокуратуру к Тяпышеву. Я приехал к человеку, которого народ избрал.
Он сказал:
- Я тебе помогу.
И он сделал так, чтобы сроки между подачей апелляционной жалобы и ее рассмотрением не были такими длинными. Жалобу могут рассматривать в течение месяца, двух. А у нас уже начались проблемы...
Благодаря вмешательству Леонида Петровича, процедура банкротства была приостановлена.

КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ ПОЛЯКОВ:
Я думаю, что в истории с кредитом для «Калининградптицепрома» он стал жертвой нечестного человека. Сейчас очень сложное время. На поверхность, как пену, вынесло множество таких людей. Они активны, нередко образованны, по-своему умны. Наше поколение привыкло доверять людям гораздо больше, чем это можно позволять себе теперь. В наше время проходимец был бы отсеян на ранних этапах своего продвижения, до такого уровня он просто бы не добрался. Мы воспитаны, если договорился с человеком, то так оно и будет. Так будет в будущем, но сегодня очень много пены, от ошибок, если активно работаешь, никто не застрахован. 
То, что касается его работы в качестве губернатора... Я за свою жизнь видел много руководителей - секретарей обкома, был свидетелем деятельности Маточкина. У Леонида Петровича своеобразный стиль работы. Он более волевой, более в хозяйственном плане профессионально подготовлен. Хотя не всегда все может донести до окружающих. Как человеку, привыкшему прежде всего делать, а не разглагольствовать, ему свойственно думать: «Вот я сделаю, и все увидят, что это хорошо, полезно для области». Ведь иной сделает на копейку, а растрезвонит на тысячу рублей.
Я считаю, что в вопросах экономики он достаточно силен, хотя кое-кто считает иначе. Он очень сильный практик, он все ходы - выходы знает. Я считаю, что его деятельность дает свои плоды. Область все же выползает из ямы, в которой была. И это происходит благодаря его воле. Потихонечку - потихонечку, а выкарабкиваемся. Благодаря его знаниям. Я считаю, что он, может быть, говорит не всегда складно, но делает ладно. Делает ладно! 
Он человек с характером. Не стремится подстраиваться. Хотя на посту губернатора, я это вижу, стал более дипломатичным. В последние годы легче идет на компромисс, хоть это и не по его натуре, не по душе. А если политик, обладающий сильной волей, способен на компромисс, это очень сильная фигура. Это очень важно.
Еще отмечу - у него сильное чувство момента. Наверное, от рождения. Он знает, когда и на какую кнопку нажать. Он чувствует этот момент. Не раньше, не позже - сейчас. Это неоценимое качество для политика. Интуиция. 
Выделю качества, которые по моему мнению необходимы для политика. На первое место я бы поставил способность оказаться в нужном месте в нужное время - чувство момента. Это судьба называется. Это от Бога. Второе - воля. Она есть, не имея ее, он бы не достиг того, чего достиг сегодня. Он из простой крестьянской семьи. Сложно было всего добиваться, все своим трудом, своими руками, никто ему не помогал.

КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ ПОЛЯКОВ:
Это трудно назвать недостатком для личности, но у руководителя это качество может повлечь много нежелательного: он чересчур доверчив. Как всякий хороший человек. Ведь мы все судим по себе. Я скажу что человеческие качества у него на высоте. Человек оценивается по тому, как он относится к своим родителям. Я знал его отца. У него очень теплые были отношения с родителями, он очень заботился о них. Я знал, как он к ним относится. 
Он не стесняется говорить о любви к матери, но слова лишь малая часть его отношения, его любовь постоянно проявлялась на деле.
В отношениях с окружающими он абсолютно нормальный человек - очень компанейский, хлебосольный, открытый. Это очень ценится людьми. Потом его открытость, умение поддержать разговор. Ну, нормальный человек! Ведь нужно знать из какой среды он вышел. Он ведь всю свою юность отплавал на судах. А это жизнь одной семьей, одной судьбой. Люди шесть-семь месяцев в одном коллективе, они не могут быть закрытыми, не могут быть единоличниками. Способность к дружбе, взаимовыручке, товариществу там качества, без которых просто не выжить. Рыбаки, матросы это открытые люди, с широкой душой. Морской душой. А ведь он на таких страшных судах ходил. Как представишь это маленькое суденышко в северных морях. Там волна в десять раз больше, чем это суденышко. А они там еще и рыбу ловят.

МИХАИЛ ШЕЛЯГОВИЧ, пенсионер, газета «Дм. Донского, 1», 24.06.2000 г.:
Некоторые СМИ («Калининградская правда», «Новые колеса») с подачи своих хозяев уже ведут, и весьма активно, свою предвыборную кампанию. Дискредитация губернатора ведется ими продуманно и целенаправленно. Очень скоро нам станут обещать нового хорошего главу области. Не обольщайтесь, граждане! Хорошего не для нас, а для тех, кто заказывает и исполняет статьи в вышеуказанных изданиях. Иначе как объяснить, что ничего подобного в бытность Маточкина губернатором не наблюдалось? А ведь именно при нем остановилось производство области, проводилась «прихватизация» и процветали всевозможные лохотроны типа «Зеро». Что же вы, господа Хмурчик, Рудников, Маточкин и другие тогда не обрушили свой праведный гнев на жулье, не предостерегли стариков и старушек, которые отдавали свои «гробовые» явному криминалу?
Молчали. Значит, вам удобно жилось при такой власти, было прекрасно. Нынешний губернатор, по всей видимости, не позволяет безнаказанно растаскивать область по кускам. Вот вы и обрушились на него со своей «критикой». Даже за выделенные селу трактора...
Приезжайте ко мне в гости, господа, привозите любую делегацию (Полесский район, село Сосновка, ул. Школьная, дом №1). Только предупредите заранее, и я вам соберу минимум треть села. И люди вам скажут, что только один выделенный на округ трактор создал здоровую конкуренцию между администрацией села и частными владельцами сельхозтехники. Следствие  - вспашка огородов обошлась селянам в два раза дешевле, чем в прошлом году.
Вы критикуете губернатора за бесплатные газеты пенсионерам и малоимущим. Простите, это даже не смешно. По сему не хочу и комментировать. Скажу только, что не каждый может «отстегнуть» 300-600 рублей за ваши издания,  даже если бы они кому-то и нравились.
Я за Горбенко не голосовал. А теперь, видит Бог, если он возьмет на себя эту неподъемную, простите, обузу, отдам свой голос только ему. Уже за то, что при Горбенко мои земляки-селяне не пускают коров под нож, как было при прежнем «хозяине», а сдают молоко, благодаря  вырванным из вражеской глотки молоковозам, и получают средства себе на жизнь за свой труд. Только за одно это мы склоняем головы перед ним.

ВАЛЕНТИНА СИДОРОВНА ЛУКАШЕНКО:
Я не буду вдаваться в политические, экономические дебри. Я скажу о Леониде Петровиче как о человеке, которого видела в неофициальной обстановке. 
Я и все мои знакомые пойдем голосовать за Горбенко. Даже агитировать не надо. Да и не только мы. Как-то еду с дачи из Малиновки Гурьевского района. Сидят на автобусной остановке - пожилые люди, человек восемь. Народ говорит о распиханной бесплатно по ящикам газете, в которой критикуют губернатора. Люди плюются, возмущаются: 
- Да как же так можно! Ведь Горбенко столько всего доброго сделал! А эти что пишут! Молоковозы дал - плохо! Трактора - опять неладно...
Люди все видят и все правильно понимают. Не хочется повторять, что они говорили на той остановке в адрес редактора той газеты... Это страшно, когда в руках такого -  средства массовой информации... 
Еще о личности Горбенко. Недоброжелатели стараются его изобразить таким толстокожим, грубым. Все это вранье и грязь. Это очень тонко чувствующий человек. Мне довелось во время одной нашей поездки в Ленинград наблюдать такую картину. Всей группой мы пошли в Смольный монастырь послушать духовную музыку. В тот вечер звучал церковный хор. Он пел а ‘ капелла. Там были Затопляев, Поляков, Ватутин - все, так скажу, мощные, волевые люди. Так вот, они все плакали. Текли слезы и из глаз Леонида Петровича. И не всякий способен на эти святые слезы. Грубая душа, извините, слезами не отзовется. Да примитивный человек и не пойдет в  подобное место.

МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ КОЗИН:
У нашего губернатор есть плюсы и минусы. Плюс в том, что он хозяйственник с большим стажем и опытом управления. Это дает возможность находить с ним общий язык теми, кто не преследует цель - воровать, а работают.
Второй плюс в том, что он местный. Есть гарантия, что не приведет варягов. Губернаторы приходят и уходят, а ему здесь жить.
Минус в том, что не каждого возьмет в единомышленники.
Я против того, чтобы менять губернатора. Новый губернатор - это тормоз на год. Надо будет команду набирать и т. д. Я противник таких перемен
Я - за Горбенко!

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 
 Последние фотографии Леонида Горбенко

   Леонид Горбенко с друзьями в день своего 70-летия
24.12.
2011
Открыт памятникНа старом кладбище увековечен образ первого всенародного губернатора
10.08.
2010
Батяня ушёл из жизниЕго преждевременная кончина стала тяжелой утратой
10.07.
2010
Реабилитирован. Решение суда вступило в законную силу С благодарностью и наилучшими пожеланиями судьям
30.01.
2010
Леонид Горбенко награжден медалью Совета Федерации 70-75% предложений Парламента отправлялись из Совета Федерации на доработку. Сейчас все там единогласно